печатать

2006.04.24 "Рыбак Камчатки"

Тралфлот, печаль моя!

Шел 1955 год. На ВМФ срок службы уменьшили на 1 год – с 5 до 4 лет. Я готовился к демобилизации и возвращению на материк. В начале сентября проходили соревнования флотских радистов: решил в последний раз принять в них участие. Перед соревнованиями выступил начальник тралового флота П.А.Демидов. Он просил нас, радистов, помочь флоту.

Тогда мореходного училища еще не было, была мореходная школа, но на радистов она не учила. Траловый флот готовил себе кадры в учебно-курсовом комбинате (УКК), расположенном на ул. Ключевская. Если со штурманами и механиками дело обстояло почти удовлетворительно, то с радистами – плохо. Подготовленную молодежь после учебы в УКК сразу брали в армию, там служили долго и мало кто возвращался обратно в Траловый флот. С демобилизованных воинов, нерадистов, возрастом 23-25 лет, подготовить радиста, за редким исключением, не получалось – не осваивали азбуку Морзе.

И мы пришли. Тогда не было здесь длинного рубля, оклад был такой, как на материке, к примеру, в Одессе. Было 10 надбавок, но их надо было еще заработать, а цены на рынке наблюдались заоблачные. Работали интенсивно: приходишь с моря на одном СРТ, а через день уходишь уже на другом.

В 1957 году Камчатрыбпром объединяет два свои подчиненных флота – Камчатрыбфлот и Траловый флот – в управление тралового и рефрижераторного флота. В 1960 году Н.С.Хрущев вводит коэффициент к заработной плате – 0,8 и оставляет 8 надбавок за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Теперь специалисты потянулись за длинным рублем, кадровый голод исчез. Но нас на материке уже никто не ждал, и мы остались работать здесь.

В 1964 году политбюро заменило своего генерального секретаря. У нового генсека ума хватило только на то, чтобы разрушить все, что было создано его предшественником. Эта волна докатилась и до нас. В 1967-1968 годах УТРФ был разделен на три флота: Камчатрыбхолодфлот, Управление тралового и рефрижераторного флота, Управление океанического рыболовства. Чиновники были весьма довольны и благодарны: должности и оклады на них сыпались, как осенние листья.

Делили корабли вместе с экипажами, даже тех, кто был в отгулах и отпусках. Моряков никто не спрашивал, на каком флоте хочешь работать. Я в то время работал на БМРТ «Браслав» и попал в Управление океанического рыболовства. В 1970 году меня награждают значком «Почетный радист»; в 1974 году присваивают звание «Ветеран Управления океанического рыболовства»; в 1984 году награждают медалью «Ветеран труда», потом медалью «За доблестный труд» и медалью «300 лет Российскому флоту».

В 1987 году достиг пенсионного возраста, но продолжал работать в плавсоставе, так как проблем с медицинской комиссией не было. В 1992 году был ограблен до нитки партией «ума, чести и совести планеты». За 1993-1994 годы поправить хоть мало-мальски свое финансовое положение не имел возможности: шла неудержимая инфляция. 1 января 1995 года был уволен, как и многие другие, по сокращению штатов и без выходного пособия.

И ушли мы, нуждой гонимые, кто куда. Пенсия мизерная, но надо было как-то жить, и подался я в дворники. Океанрыбфлот немножко помогал, так и жил. Прошло 10 лет. С августа 2005 года нам, сокращенным, в помощи отказали. Океанрыбфлот может помогать пенсионерам, может не помогать – это его право, может помогать тайно и выборочно «в кабинете». Но осуществлять помощь через коллективный договор не получается – это уже правовой акт. Помощь должна осуществляться по количеству и качеству вложенного труда каждого пенсионера. Чиновники Океанрыбфлота разводят руками: мол, сочувствуем, но помочь ничем не можем – так в коллективном договоре записано. Но коллективный договор, раздел 7, в таком виде существует уже лет семь. Я подал в суд. Суд идет, продолжение следует.

23 марта слушание дела произошло - мировой судья Устинов судебного участка № 25 в своем решении отказал мне по всем пунктам искового заявления к Океанрыбфлоту.

Судья руководствовался прежде всего отзывом юриста ответчика - Океанрыбфлота и свое решение вынес, опираясь именно на него. Что касается Н. Лычака, то Устинов посчитал, что тот в суд ничего не представил.

Восстановлению в списках на получении пособия от Океанрыбфлота судья отказывает из-за необоснованности претензий.

Вот так! 40 лет плодотворного труда в Океанрыбфлоте для обоснования оказалось недостаточно - все эти годы были перечеркнуты, как говорится, росчерком пера - одним локальным актом.

Откуда же они появляются, эти самые локальные акты?

Дополнительные формы социального пособия приветствуются и поощряются государством, но существенных затрат на эти цели жаль. Чтобы были «волки сыты и овцы целы».

Чиновник получает указание: «проредить» по максимуму список пенсионеров. Из личного опыта известно, что из ста человек, пришедших в Тралфлот в 1955 году, на пенсию во флоте вышел я один, в управлении –трое. Остальные, те, кто остался жив, получили пенсию на других предприятиях. Многие пенсионеры работают дворниками, сторожами, другие уехали на материк, кто-то увольнялся из флота, потом возвращался. Все эти данные в Океанрыбфлоте есть.

В коллективный договор (раздел 7) записывают: социальные гарантии предоставляются неработающим пенсионерам, проживающим в Камчатской, области, уволившимся из Океанрыбфлота на пенсию, перед этим отработавшим непрерывно в нем не менее 15 лет. Стаж при этом исчисляется, исходя из последней даты поступления на работу в данную организацию. Вот он каков, «локальный акт» от Океанрыбфлота!

Кому посчастливилось «уцелеть» и получить эти социальные гарантии после такого жесткого «отсева»? Одному из ста в лучшем случае!

Откуда таким местечковым «законодателям» знать, что своих предшественников, 70-75-летних стариков, отдавших всю свою жизнь Океанрыбфлоту, ограбленных государством, сокращенных без выходного пособия, они лишают средств, предназначенных на лекарства. Так пенсионеров, живущих на нищенские гроши, подгоняют побыстрее отправиться на тот свет. И кто знает, не рубят ли нынешние работники, ответственные за принятие таких жестоких локальных актов, тот сук, на котором сами же сидят? Когда-то ведь и они станут стариками и отправятся на пенсию…

А теперь в суде невозможно доказать, что нарушены конституционные права многих пенсионеров, влачащих жалкое существование, отработавших в Океанрыбфлоте по 25-30 и более лет. А ведь есть и такие, которые по объективным физическим причинам не могли «дотянуть» до пенсии и получили ее на других предприятиях? А что закон? Он-то на нашей стороне, но на другой – деньги…

Я пытался восстановиться в списках пособия Океанрыбфлота путем изменения записи в трудовой книжке, но, оказывается, по мнению судьи и юриста Океанрыбфлота, я пропустил срок исковой давности. Чтобы обратиться в суд с исковым заявлением, надо указать, какие права нарушены и кем. Сам факт увольнения, как и запись в трудовой книжке - уволен по сокращению штатов - не нарушали моих прав. Да и помощи в то время предприятие своим пенсионерам еще не предоставляло.

Прошло 10 лет, и чиновник Океанрыбфлота воспользовался записью в моей трудовой книжке, лишив меня пособия. А вот это уже мои права нарушило напрямую.

Начальник отдела кадров Океанрыбфлота на мой запрос от 19 декабря 2005 года отвечает: «Согласно коллективному договору пособие выплачивается только пенсионерам, уволившимся на пенсию. В вашем случае увольнение произошло по сокращению штатов».

Статья 256 гражданского процессуального кодекса РФ гласит: «Гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение 3-х месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод».

Срок исковой давности я не пропустил - он начался 29 декабря 2005 года, исковое заявление в суд я подал 5 февраля 2006 года.

Однако с этим фактом ни судья, ни юрист Океанрыбфлота не посчитались – «закон, что дышло: куда повернул - туда и вышло».

Признать непрерывным трудовой стаж судья Устинов отказывается из-за необоснованности претензий. В Российской Федерации для всех работников существует единственный документ – трудовая книжка, где в обязательном порядке фиксируется дата и приема, и увольнения. В моей трудовой книжке записи: принят в Траловый флот 27 сентября 1955 года и уволен 1 января 1995 года из Океанрыбфлота по сокращению штатов. Другие записи: зачислен, назначен, переведен - это перемещение работника внутри организации. Удостоверение ветерана управления океанического рыболовства, выданное мне Океанрыбфлотом 10 июля 1974 года, подтверждает этот факт. Не за 6 же лет работы мне выдали удостоверение ветерана?

Копии этих документов были представлены в суде.

На неоднократные письменные запросы в отдел кадров – на каком основании у меня отняли 13 лет трудового стажа, ответа я так и не получил. Потому что и отвечать-то было нечего. Молчал, как партизан, и юрист.

Ни законом, ни тем более никаким локальным актом прошлое изменить невозможно.

От судьи требовалось лишь одно: восстановить законность, вынести решение о непрерывности трудового стажа в Океанрыбфлоте. Но он этого не сделал.

В ответ на мое требование о выплате пособия за 13 лет трудового стажа судья и юрист единодушны: пропущен срок исковой давности.

А какой здесь может быть срок? Раз есть трудовой непрерывный стаж, должно быть принято решение полностью возместить пенсионеру причиненный ущерб полностью. Об этом говорится в постановлении Конституционного суда РФ от 27.01.1993г. и в ст.216 КЗОТа.

Данная статья упоминалась в суде, но увы…

Я подал кассационную жалобу. Суд идет, продолжение следует…

Николай ЛЫЧАК,
бывший начальник радиостанции 
на судах Тралового флота - Океанрыбфлота
в 1955-1995 гг.


Наша справка. Лычак Николай Иванович, 1932 года рождения. Бывший житель Киевской области (Украина). Службу на флоте начинал в Севастополе. Затем из флотского экипажа был направлен на Камчатку. Женат, трое детей. Все они живут в Петропавловске.