печатать

2010-12-02 Н. БОРОДИН, Куратор по рыболовству Уральского региона, РОССИЯ, The Popular Science Monthly, v.43, No.6, New York, 1893, pp.767-779
Уральские казаки, которые живут в пограничном районе между европейской частью России и Азией по берегам среднего и нижнего течения реки Урал, известны в России с давних временне только как храбрые солдаты в военное время, но также как мирные рыболовы, активно занимающиеся рыбным промыслом по своим особым правилам.
Первое упоминание о поселении так называемых "свободных людей"; - казаков на реке Яик (старое название реки Урал) относится к началу ХVII века.
Кем были эти люди? Они были пионерами свободы, людьми, уставшими от жестокого крепостного права, которые не хотели мириться с положением народа "второго сорта" в царской России, и которые стремились построить свою жизнь на основе абсолютной свободы в бескрайних степях юго-восточной России.
Независимые поселения росли быстро благодаря большому притоку недовольных людей со всех соседних областей России и других стран. Тщательное изучение переписи уральских казаков, проведенное по приказу Петра I (1723), говорит нам о том, что среди иммигрантов были поляки, венгры, большое количество крестьян из разных регионов России, много староверов, преследуемых правительством, много донских казаков и т.д. Несмотря на национальные различия (в том числе и в языке), они были едины в одном - стремлении к свободе и независимой жизни.
Разве это не похоже на ранний период иммиграции в нашу страну (США), когда преследуемые в Европе люди искали прибежище в других странах? Однажды известный ученый обратился с вопросом к одному старому казаку о происхождении уральских казаков и получил такой ответ: "Пчела собирает все лучшее с каждого цветка, и что в результате? Мёд. Таким же образом росло наше сообщество, - сказал казак. "Самые лучшие и способные люди приезжали к нам отовсюду и помогали в создании нашего общества".
Разве вам не кажется, что это простое сравнение прекрасно совпадает с историей ранней колонизации земель в Соединённых Штатах Северной Америки, а также происхождения небольшого сообщества, о котором я говорю?
В 1580 году, как свидетельствует один исторический документ, в низовье реки Яик пришла группа казаков, которая изгнала оттуда остатки ранее знаменитой и сильной Татарской Золотой Орды. Они разрушили Сарайчик, основное поселение татар, продвинулись вверх по течению реки и построили крепость вблизи того места, где сейчас расположен город Уральск, столица уральских казаков.
Вначале эти воинственные группы жили за счёт своеобразного промысла - набегов на соседние племена татар и пиратских захватов торговых судов на Каспийском море, плывущих из Хивы и Персии.
Сейчас нам трудно сказать, когда уральские казаки перешли на более мирный образ жизни, т.е. занялись ловом рыбы. Вероятно, это произошло вскоре после заключения с царём Московии своего рода соглашения (1613 г.), связанного с особым старинным обычаем преподнесения даров царскому двору в виде рыбы и икры. Этот обычай, существующий уже более трёхсот лет, несомненно, был свидетельством верности и гостеприимства, сходным с русской крестьянской традицией приветствовать гостей хлебом с солью. Как русский крестьянин поэтизирует свой тяжелый труд и окружает его своеобразным ореолом, так и уральские казаки поэтизируют свой рыбный промысел и всё, что связано с ним. Почти во всех популярных песнях этого региона упоминается под разными поэтическими именами река Урал с её "золотым дном" и "серебряными берегами", а одна из самых любимых местных песен является одой или гимном в честь реки Яик (это её историческое название так и осталось в поэзии). Экономическое значение рыбного промысла для этого народа так велико, что он влияет на всю их жизнь, не исключая военную службу. Право на промысел в водах общего пользования принадлежит только членам данного сообщества, которые, с другой стороны, обязаны нести военную службу. Уральские казаки готовы выполнять её каждый год в количестве трёхсот кавалеристов, а в случае войны - каждый взрослый казак может быть призван в солдаты. Общая численность населения составляет около 110 тысяч душ.
Таким образом, когда одна часть казаков находится на военной службе, другая часть, которая остаётся дома, должна зарабатывать деньги для оплаты расходов за отсутствующих, а также для себя.
Только благодаря такой двойной нагрузке уральские казаки добились получения исключительных прав на заселение земли и реки и сохранения до настоящего времени некоторой независимости в их местных делах с особой организацией экономики своего сообщества как единого целого. В прежние времена казацкому войску приходилось много бороться с царским правительством за свою независимость. В России существовала тенденция к централизации разных регионов своей территории под единым началом. Начиная с 1723 года, казаки уже были полностью независимыми в решении своих внутренних дел. Можно сказать, это была чисто демократическая республика с избираемым руководством, или атаманом, представляющим исполнительную власть. Все основные вопросы решались на общем собрании членов сообщества. В 1723 году царское правительство впервые воспротивилось независимости казаков, и с тех пор назначение атамана считалось законным только после его утверждения Правительством. В 1775 году общее собрание было упразднено, и сообщество было полностью лишено права выбора атамана, и с тех пор его назначение стало зависеть только от императорского указа. Осталась только независимая экономическая структура, которая иначе не могла существовать.
Возвращаясь к рыболовству и его значимости в жизни уральских казаков, я должен упомянуть, что река Урал является единственной большой рекой, на которой ведется только рыбный лов; здесь полностью запрещена любая навигация от Уральска до Каспийского моря (триста тридцать миль); более того, в некоторых местах реки, где зимой скапливаются осетры, строго запрещено плавать на лодках, шуметь, разводить костры на берегу и т.д. По законам сообщества летний промысел полностью запрещен в целях охраны нереста, а также из-за того, что рыба, выловленная летом, ценится значительно меньше. Рыбаки дают возможность рыбе пройти с моря в реку и остаться там спокойно на зимовку. Применяются все средства для того, чтобы рыба могла подняться вверх по течению реки, но не выше Уральска, где через реку построено заграждение, чтобы не дать более крупной рыбе подняться выше по течению. Благодаря этому устройству, нижняя часть реки от этого заграждения до устья образует большой естественный водоём (длиной триста тридцать миль), где рыба находится под строгим наблюдением многочисленной охраны до момента начала лова, который устанавливается по согласованию со всем сообществом. Легко понять, что для успешного ведения промысла совершенно необходим такой сложный план, который действует на протяжённости в 330 миль, и в реализации которого участвуют более десяти тысяч рыбаков. Это, действительно, хорошо организованная система. Главная администрация, находящаяся в Уральске, контролирует всю структуру, в которой принимает участие большое количество местных жителей по всей территории. Специальные суда и многочисленные лодки постоянно находятся в устье реки и в местах нерестилищ для их охраны от браконьеров. Следует сказать, что река с нерестилищами, а также часть Каспийского моря принадлежат всему сообществу, состоящему из 110 тысяч человек. Земли вдоль берегов реки являются общественной собственностью, поэтому для регулирования всего этого огромного хозяйства необходимо было разработать подробный общий план таким образом, чтобы обеспечить надёжную защиту интересов и прав каждого члена сообщества. Руководство сообщества не считает, что эти интересы могут быть гарантированы при свободной конкуренции, как это происходит в других случаях.
Как правило, часть реки (низовье) предназначено для облова осенью, а в верхней части промысел ведется зимой. Осенний облов начинается примерно 17-го сентября. В определённый день вся "рыбацкая армия", как её называют, начинает двигаться к местам лова, которые иногда находятся достаточно далеко от дома. Телеги нагружаются не только орудиями лова и провиантом, но и лодками, предназначенными для промысла. Эти лодки, как их называют "будары", так малы и легки, что на каждой телеге помещаются две будары.
Когда вся эта "рыбацкая армия" прибывает на место лова, будары снимают с телег, и рано утром во время, назначенное для начала лова, все будары плотно устанавливаются у кромки воды вдоль реки. Здесь находятся не менее трёх тысяч лодок, на каждой из которых по два рыбака. Для поддержания порядка и дисциплины назначается старший или "рыбацкий атаман" и выбираются несколько помощников из рыбаков. Выстрелом из пушки атаман подаёт сигнал для начала лова, и вся масса людей устремляется к своим лодкам, и прежде, чем вы поймёте, что произошло, все рыбаки уже находятся в лодках, и начинается настоящая регата. Они прилагают все силы и способности, чтобы обогнать друг друга и оказаться первыми на том месте, где скапливается рыба. Эти места заранее известны из донесений рыбоохраны. Как только они приплывают на указанное место, они забрасывают свои небольшие невода и тянут их двумя лодками. При этом в основном ловятся разные виды осетровых (весом от 30 до 600 фунтов), судаки, сазаны, лещи и сомы. Разумеется, используются невода с разной ячеёй в зависимости от облавливаемой рыбы; при этом никто не имеет права использовать любую ячею по своему усмотрению, и большие невода разрешены только после прохождения "рыбацкой армии". Таким образом, как и в рыцарском поединке, шансы у всех участников почти одинаковы за счёт выше указанных правил, точно установленного места и времени, согласованных орудий лова и т.д. Успех зависит только от способностей и сил самих рыбаков.
Общий осенний вылов составлял от 54 до 72 миллионов фунтов рыбы, включая 216 тыс. фунтов осетровых, из которых получали около 21.600 фунтов чёрной икры.
Во время лова "рыбацкая армия" всегда двигалась вниз по течению реки, проходя от 12 до 24 миль в сутки, и таким образом она достигала устья реки, как правило, в конце октября. В это время река обычно начинает замерзать, и сезон промысла заканчивается.
"Рыбацкую армию" сопровождала другая армия почти такой же величины, состоявшая из перекупщиков, с ещё большим количеством телег. На этих телегах улов перевозился на городские рынки (тогда в этой степи ещё не было железных дорог). Для этой цели использовали не менее десяти тысяч телег, а если к этому количеству добавить ещё десять тысяч телег, принадлежавших рыбакам, то можно себе представить, какое впечатление производили эти мирные армии.
Рыбный промысел в верховье реки Урал, как было сказано выше, проводился также зимой, т.е. это был подлёдный лов, и это был совершенно особый вид промысла. Он назывался "багренье", что означает "лов на крюк", поскольку лов вёлся с помощью крюков особого вида. Когда река промерзала настолько, что могла выдержать всю "рыбацкую армию", что обычно происходило в декабре, то казацкая администрация издавала приказ для всей армии возвращаться в Уральск, откуда начинались промысловые операции. В назначенный день тысячи людей, старых и молодых, начинали движение в обратном направлении.
А теперь давайте посмотрим, как одевались люди для зимней рыбалки. Один из них, готовый к работе, показан на рисунке. На нем лёгкая и удобная одежда, непромокаемые варежки и ботинки; в одной руке он держит пешню, в другой - два крюка с ручками; один из них - длинный (ручка длиной семь или более саженей) использовался для лова рыбы, лежащей на глубоководных участках дна; короткий предназначался для удержания рыбы, когда ее выбрасывали на лёд.
Примерно в 9 часов утра по берегам реки вблизи того места, где скосячивается рыба, собираются тысячи лошадей, запряженные в сани, так что бывает трудно приблизиться к реке. Рыбаки спускаются на лёд и выстраиваются в бесконечные очереди вдоль обоих берегов реки, с нетерпением ожидая сигнала - выстрела пушки.
Атаман выходит на середину; все нетерпеливо смотрят на него. Раздаётся сигнал, и две живые волны из людей устремляются на середину реки, и начинается кипучая работа, каждый стремится быть первым и как можно скорее пробить отверстие своей пешней во льду. Через несколько минут на реке вырастает целый лес палок с крюками, как будто к работе приступила какая-то волшебная сила. Рыбак дёргает свой багор и прислушивается, чтобы услышать, когда крюк зацепит рыбу . Как только это произойдёт, он молниеносным движением подсекает рыбу, затем немедленно поднимает её на поверхность льда, одновременно призывая своего напарника помочь ему. Обычно они ведут лов рыбы группами от шести до двадцати человек, поскольку достаточно трудно вытаскивать огромного осетра весом в несколько сотен фунтов. Очень быстро ледовая поверхность становится красной от крови, и вырастают горы выловленной крупной рыбы.
Самая ценная рыба, вылавливаемая зимой, - это осетровые:
белуга (Acipenser huso), русский осётр (A.guldenstadtii), севрюга (A.stellatus), а также шип (A.shypa). Каждый из этих видов имеет существенные отличия от других и от видов, вылавливаемых в Америке. Эти виды высоко ценятся зимой благодаря качеству своего мяса и особенно икре; одна большая самка белуги может стоить от ста до двухсот рублей.
Разумеется, не каждый рыбак может выловить такую ценную рыбу; скорее наоборот, большая часть рыбаков, несмотря на значительные усилия, вообще не добивается успеха в промысле, т.е. не вылавливает даже мелких осетров. Тем не менее, этот промысел, заманчивой лотереей с выигрышами, даёт надежду каждому рыбаку на удачу, и именно это является причиной того, что так много уральских казаков ведут этот любимый ими зимний лов рыбы. В нем участвуют не менее десяти тысяч человек; за зимний сезон вылавливается примерно двести сорок тысяч килограммов осетровых и столько же других рыб (судака и сома). Из осетровых получают тридцать тысяч килограммов чёрной икры. Средняя цена за фунт осетровых рыб была двадцать пять копеек, а за фунт икры - от двух до трёх рублей.
Помимо описанного выше рыболовства, уральские казаки вели промысел весной и зимой в Каспийском море; поскольку их методы лова были достаточно обычными, я не даю им подробного объяснения.
Общий итог данного местного промысла можно выразить следующими цифрами за 1896 г. : 1,030,105.44 кг мяса осетровых, 40,322,988.76 кг других рыб, 129,040 кг осетровой икры и 1,007,502.26 кг икры других рыб. Вся эта рыбная продукция вывозилась с территории проживания уральских казаков. Очевидно, общее количество выловленной рыбы было значительно выше, поскольку здесь не принимается во внимание её потребление местным населением, хотя оно было сравнительно небольшим. Благодаря прекрасной торговой статистике и отчётности за каждый фунт рыбы, вывозимой с территории проживания уральских казаков, мы сейчас владеем очень ценной информацией, которая даёт нам точное представление об этом чрезвычайно важном виде промысла в данном конкретном регионе.
Доходы от продаваемой рыбы используются на различные общественные цели, в том числе для развития местной промышленности и, особенно, рыболовства. Таким образом, за последние три или четыре года было создано прекрасное сельскохозяйственное училище с образцовой фермой, стоимость которых составила более ста тысяч долларов. Это училище имеет несколько стипендий для учебы в ведущих университетах страны. Кроме того, имеется еще одно учебное заведение более высокого уровня. В целях достижения прогресса в местном рыболовстве предоставляется возможность нескольким человекам, обладающим хорошими знаниями в области рыболовства, повысить свой профессиональный уровень в разных странах для изучения достижений, в частности, в рыбоводстве. Я получил возможность быть направленным за границу в разные страны Европы и Северной Америки на два года для ознакомления с развитием там рыболовства.
На Международной выставке в Бергене в российском разделе было представлено Сообщество уральских казаков, и я был бы очень доволен, если бы мои вышеизложенные материалы привлекли бы внимание и интерес посетителей выставки к данному особому виду промысла моих уральских казаков.
В то же время я хотел бы познакомить людей с этим сообществом, с их укладом жизни, тем более что в настоящее время на западе существует представление о казаках, как о полудиких воинственных племенах. Поэтому я надеюсь, что эта статья кое-что добавит к их характеристике.
Н. БОРОДИН
Куратор по рыболовству Уральского региона, РОССИЯ
The Popular Science Monthly, v.43, No.6
New York, 1893, pp.767-779