печатать

 

I. Виды китов.

В водах Мирового океана обитает много видов китов. По своим биологическим свойствам киты делятся на 2 (две) большие группы: усатые и зубатые.
Мясо всех усатых китов пригодно в пищу, поэтому их часто называют пищевыми. Зубатые киты служат сырьем для производства технической продукции.
Жир усатых китов использовался в пищевой, кожевенной, мыловаренной, текстильной, оборонной, химической и парфюмерной промышленности. Мясо шло на пищевые цели. Китовый ус использовался в пошиве женского платья и мужских головных уборов, мука шла на корм животных и птиц.
Из зубатых китов вырабатывается жир и кормовая мука, мясо для корма животных, добывался спермацет для медицинской промышленности, а также производства свечей с особо ярким свечением. Амбра использовалась в парфюмерной отрасли.
Из китового жира вырабатывался нитроглицерин, который шел на производства пороха и взрывчатых веществ. Киты стали стратегическим сырьем.
Усатые киты делятся на ряд подвидов: гладкий кит, полосатики (голубой кит, финвал, сейвал), горбатый кит, серый, малый полосатик (минке).
Гладкие киты - это собирательное название целого ряда усатых китов: бискайский кит, гренландский, ньюфаундленский, японский, арктический, южный, тупоголовый, карликовый, нордкапер.
В настоящее время многие подвиды усатых китов полностью истреблены (бискайский, гренландский, южный и др.), запасы некоторых подвидов находятся в подорванном состоянии (голубой кит, горбатый). В относительно благополучном состоянии сохранились сейвалы, минке, а местами и финвалы.
Зубатые киты также делятся на целый ряд подвидов: кашалоты, берардиусы, бутылконосы, касатки, гринда и др. Промысловое значение имеет только кашалот.
По степени концентрации промысловых стад размещение китов в Мировом океане принято считать по следующим районам: Северная часть Тихого океана, Северная Атлантика, Южная часть Тихого океана, Южная Атлантика, Индийский океан и Антарктика. Ученые рада стран многие годы пытались определить, являются ли киты "космополитами", свободно кочующими по районам Мирового океана, или они образуют локальные стада, обитающие в определенном районе, но этот вопрос не решен окончательно и до настоящего времени.
Подавляющее большинство китов образуют локальные стада, обитающие в строго определенном районе океана.
Все киты зимуют и размножаются в экваториальной части Мирового океана. С наступлением весны взрослые особи в поисках пищи мигрируют на север и на юг в районы таяния льдов, где особо активно развивается планктон. Усатые киты держаться стадами по 30-50 голов, а иногда и более одного вида. Зубатые киты образуют скопления до 300-400 голов.
Биология кашалотов особенная. Самки и детеныши образуют гаремы во главе с одним самцом и держатся весь год в умеренных широтах. Одиночки-самцы в поисках пищи уходят далеко на север и юг, нигде не образуя значительных скоплений. Кстати, до настоящего времени точной методики оценки численности китов учеными не выработано. Существует ряд методик, основанных на косвенных данных: средний размер кита, возраст, данные наблюдений и пр.

II. Этапы развития китобойного промысла в мировом океане

Китобойный промысел существует свыше 1000 лет. В его развитии наблюдаются периоды крутых подъемов и резких спадов, что объясняется концентрацией определенных видов китов в определенных районах Мирового океана и их почти полным истреблением.
Первый массовый промысел китов относится к началу 17 столетия на юго-западе Европы, в районе Бискайского залива, где китобои-баски охотились на бискайского кита. Это был период великих географических открытий, расцвет мореходства и первоначального накопления капитала. За 120 лет 17-го и начала 18-го столетий в районе Бискайского залива было добыто порядка *200 тысяч китов. Бискайский кит, как подвид | гладкого кита, был полностью уничтожен.
Второй массовый промысел китов зародился в середине 17 столетия в северной части Атлантического океана в районе о. Шпицберген. Объектом промысла стал гренландский кит. Промышленники быстро оценили выгодность китобойного промысла. Считалось, что снаряжение китобойного судна на промысел экономически оправдывалось, если за сезон добывалось три кита. Средний выход жира (ворвань) с гренландского кита составлял 50 баррелей (1 баррель - 160 кг). Китобойный промысел в арктических водах Атлантики продолжался до 1725 года до полного истребления гренландского кита.
Третий массовый промысел китов начался с середины 40-х годов 19-го столетия на гренландского кита в районе Чукотского моря. Промысел вели в основном американские китобои. За короткое время этот вид китов в Чукотском море был полностью истреблен. Характерно отметить, что на американском рынке 1 фунт китового уса (основной вид продукции того времени) оценивался в 4 доллара, а средний выход китового уса составлял л 1,5 тыс. фунтов и 50 бочек жира, общей стоимостью 8,5 тыс. долларов.
Четвертым районом промысла китов стала южная часть Атлантического океана. Здесь за 15 лет XIX столетия американскими и английскими китобоями было добыто свыше 300 тыс. южных китов.
До середины 19-го столетия китобои охотились только за гладкими китами и кашалотами, т.е. за китами, которые не тонут после убоя. В 1867 году норвежец Свенд Фойн изобрел гарпунную пушку и применил компрессор для накачивания воздухом туш убитых китов. С этого началась новая эра в китобойном промысле.
Пионерами нового промысла стали норвежцы. Еще в 1841 году мореплаватель Джеймс Кларк Росс установил, что антарктические воды изобилуют китами. Но только в 1893 году китобои начали там промысел. Антарктика стала пятым районом промысла китов. В 1904 году в бухте Гритвинен на о. Южная Георгия норвежец Ларсен организовал первую в Антарктиде береговую станцию по переработке китов. Карл Антон Ларсен вписал свое имя в историю китобойного промысла и исследования Антарктики. Он совершил несколько рейсов в Антарктику, в том числе на китобойном судне "Антарктик" доставил в Антарктику экспедицию Отто Норденшельда.
В 1905 году другой норвежец X. Кристенсен снарядил на юг первый плавучий завод "Адмирален" с двумя китобойными судами. 1905 год надо считать началом пелагического промысла в Антарктике. Он получил широкое развитие.
В сезон 1910-1911 гг. в атлантическом секторе Антарктики 14 плавучих завода и 6 береговых станций с 48 китобойными судами добыли более 10 тысяч китов, из них 8 тысяч - горбатые киты. Начали применяться танкеры для вывоза китового жира с плавбаз на материк.
В 1912 году только Норвегия имела в Антарктике 37 плавучих заводов и 27 береговых баз и получала 500 тыс. баррелей жира, который широко использовался в производстве нитроглицерина для военных нужд.
В 1924 году был изобретен слип для вытаскивания убитых китов на палубу плавучих баз. Китобойные флотилии теперь не были привязаны к берегу, и китобойный промысел распространился на все воды Антарктики и на все виды китов.
За норвежцами в воды Антарктики устремились китобои Англии, затем США, Дании, Германии и Японии. Началось хищническое, ничем не ограниченное истребление китовых стад. Так в сезон 1930-1931 годов в Антарктике было добыто 40,2 тыс. китов и выработано свыше 3,6 млн. баррелей жира.
Возникло перепроизводство китового жира, и остро встал вопрос об ограничении промысла. 24 сентября 1931 года в Женеве была подписана представителями 26 государств 1-я Международная конвенция по регулированию китобойного промысла в Антарктике. Стали устанавливаться квоты на добычу китов. Так, на 1933 год была установлена квота 17 074 условных (голубых) китов. Условный (голубой) кит = 2 финвалам = 2,5 горбатым китам = 6 сейвалам. Начиная с 1955 года, промысловый сезон в Антарктике был ограничен с 1 декабря по 15 марта.

III. Российский китобойный промысел

В водах русского Дальнего Востока китобойный промысел на гладких и серых китов зародился еще в древность у населения Чукотки и Камчатки по, некоторым исследованиям даже ранее, чем в водах Бискайского залива.
Российско-американская компания, основанная в 1789 году, помимо промысла на бобра и котика, занималась и добычей китов. За одного убитого кита компания платила местному населению 25 руб., в то время как стоимость продукции от убитого кита составляла порядка 15-20 тыс. рублей. Но постепенно руководство Компании промысел китов свело к нулю, сконцентрировав все внимание на промысле бобров и котиков. Этим сразу же воспользовались американцы, которые начали вести массовый промысел китов в водах русского Дальнего Востока.
Летом 1848 года американский капитан Ройс на судне "Супериор", успешно проведя промысел китов в Охотском море, вызвал "китовую лихорадку".
Русский морской офицер Збышевский, служивший на корвете, крейсеровавшим в Охотском море, указывает, что американские китобои за 14 лет, с 1847 по 1861 гг., получили продукции из добытых в русских водах китов на сумму 800 млн. долларов. Цена жира в то время была 30-40 долларов за баррель и 70 центов за фунт китового уса. В Охотском море ежегодно вело промысел не менее ста иностранных судов, каждое из которых получало за сезон не менее 1 тыс. баррелей жира и не менее 9600 фунтов китового уса. Основным рынком сбыта китовой продукции был порт Гонолулу.
Первое отечественное китобойное судно "Суоми" принадлежащее российско-американской компании, в сезон 1852-53 гг. выработало 1908 баррелей жира и 43,8 тыс. фунтов китового уса, получив чистой прибыли 13,6 тыс. рублей плюс корабль со всем снаряжением.
Российский подданный, финн по национальности, капитан Фридольф Гек сыскал на Дальнем Востоке славу умелого капитана и удачливого китобоя. В 1869 году он успешно промышлял китов в Японском и Охотских морях.
В 70-е годы 19 века русский моряк, также финн по национальности, Линдгольм организовал в устье р. Тугур, впадающей в Охотское море, китовую факторию. В течение 20 лет Линдгольм вел успешный промысел.
Ему на смену пришел другой соотечественник - лейтенант Дадымов,
пожертвовавший успешную карьеру морского офицера ради китобойного промысла. С капиталом в 130 тыс. рублей Дадымов начал промысел китов. Уже в первый промысловый 1889 год Дадымов на китобойном судна "Г.Невельский" добыл 23 кита, из которых получил 12 тыс. баррелей жира и 5 тонн китового уса, а прибыль составила свыше 20 тыс. рублей. В 1890 году Дадымов добыл уже 50 китов, но на пути в Японию он погиб вместе со своим судном при таинственных обстоятельствах. Попытки шкипера Гека отыскать следы гибели Дадымова оказались тщетными.
В 1894 году в б. Гайдамак была образована Тихоокеанская китобойная компания Г.Г.Кайзерлинга, также бывшего морского офицера, имевшая два китобойных судна и базу "Михаил". За 10 лет компания добыла порядка 1 тыс. голов китов (по 100 голов ежегодно) и имело чистый доход за это время 220 тыс. рублей, но в русско-японскую войну 1904 года суда были захвачены японцами, и компания была ликвидирована. До 1929 года отечественного китобойного промысла не было.
В 1929 году Акционерное Камчатское общество (АКО) закупило в США транспортное судно "Глен Ридж" и направило его в Норвегию на переоборудование. Однако норвежцы, не желая иметь конкурентов, запросили баснословную цену за переоборудование, и от контракта пришлось отказался. Судно, переименованное в "Алеут", пришло в Ленинград, где в течение двух лет было переоборудовано в китобазу и летом 1932 года "Алеут" с тремя китобойными судами: "Авангард", "Трудфронт" и "Энтузиаст", закупленными в Норвегии, вышел на Дальний Восток. Добыв по пути 22 кита "Алеут" в феврале 1933 года прибыл во Владивосток. С этого времени и по 1967 год к/ф "Алеут" работала в водах северной части Тихого океана.
На этой флотилии выросла целая плеяда прославленных китобоев: это капитан-директоры: А.И. Дудник, А.Д. Поляков, И.Т. Люлько, В.М. Олейников, гарпунеры: И.Г. Коновалов, А.Н.Пургин, Ф.Д. Прокопенко и многие другие, которые стали костяком экипажей последующих, вступивших в строй, китобойных флотилий. Большинство из вышеназванных китобоев впоследствии стали Героями Социалистического Труда.
Вторая Дальневосточная китобойная флотилия была организована в 1947 году. В ее состав вошло 15 китобойных судов, переоборудованных их военных тральщиков и 3 береговых китокомбината : "Подгорный" на о. Парамушир, "Скалистый" на о.Симушир и "Касатка" на о.Итуруп. Китобойные суда добывали китов вдоль Курильской Гряды и доставляли их для переработки на береговые базы. Флотилия не имела возможности маневрировать и ограничивала свою деятельность радиусом действия китобойных судов.
Флотилия просуществовала до 1964 года, затем китокомбинаты были закрыты, а китобойные суда списаны. На этой флотилии выросла также целая плеяда опытных китобоев, направленных впоследствии на новые флотилии. Это Г.В. Вайнер, Н.Н. Мартынов, женщина-капитан китобойного судна Орлик А.И., Борисов Ю.И. и многие другие.
Китобойная флотилия "Слава", доставшаяся нам по репарации после разгрома фашисткой Германии, была организована в Одессе в 1946 году. В состав флотилии вошли 18 устаревших паровых китобойных судов. В первом промысловом рейсе флотилию возглавлял опытный полярный капитан Воронин, а затем до 1959 года ею руководил известный капитан, Герой Социалистического Труда Соляник А.Н.
В 1956 году флотилии были переданы 20 современных дизельэлектрических китобойцев, что резко повысило эффективность ее работы. В сезон 1956-1957 гг. флотилия "Слава" добыла 3282 кита и получила 28.314 тн. жира, 1965 тн. кормовой муки, 500 тн. мяса, 506 тн. печени, всего 31.285 тн. продукции. В 1966 году китобаза "Слава" была передана на Дальний Восток и проработав 6 сезонов в северной части Тихого океана, была списана и продана на металлолом.
В 1959 году в г. Николаев на судостроительном заводе им. Носенко была построена китобойная база "Советская Украина", а на заводе им. 61 коммунаров - 20 дизельэлектрических судов. Местом базирования флотилии стал п. Одесса. До 1970 года флотилию возглавлял А.Н. Соляник, переведенный с флотилии "Слава".
В 1960 году вступила в строй китобойная база "Юрий Долгорукий",переоборудованная из доставшегося нам по репарации немецкого пассажирского лайнера "Гамбург". Флотилия имела 15 дизельэлектрических китобойных судов и вела промысел китов в водах Антарктики. Местом ее базирования стал порт Калининград.
В 1961 году в г. Николаеве на тех же заводах была построена еще одна китобойная флотилия - "Советская Россия" в составе китобазы и 21 китобойного судна с базированием на порт Владивосток, который стал столицей китобойного промысла страны.
Водоизмещение этих китобаз - 45 тыс. тонн каждая. Предназначались базы для работы в любых широтах Мирового океана. Производственная мощность китобазы позволяла обработать 75 китов в сутки общим весом свыше 4 тыс. тонн, вырабатывать 1 тыс. тн. жира и 200 тонн китовой муки при 100 % утилизации сырья. Эти китобазы были самыми мощными в мире.
В 1963 году вступили в строй среднетоннажные китобазы "Владивосток" и "Дальний Восток", построенные западногерманскими фирмами. Водоизмещение каждой китобазы - 28 тыс. тонн. Китобазам придавалось по 12 китобойных судов каждой. Предназначены они были для работы в северной части Тихого океана. В межпромысловый период китобазы использовались на приемке и переработке рыбного сырья, для чего на них было установлено соответствующие оборудование.
Таким образом, к середине 60-х годов прошлого столетия в СССР была создана целая китобойная отрасль, а ареной ее деятельности стал весь Мировой океан.
СССР занял 1-е место в мире по добыче китов, на его долю приходилось 43 % их улова (на долю Японии - 41 %).

IV. Антартическая китобойная флотилия "Советская Россия"

Как участнику первых рейсов этой флотилии, на ее деятельности мне бы хотелось остановиться подробнее. Флотилия состояла из китобазы и 21 китобойного судна. Все китобойные суда имели порядковый номер и названия на букву "В": (кроме № 5 "Комсомолец Приморья"): Важный, Вдохновенный, Ведущий, Великодушный, Величавый, Верный, Взыскательный, Видный, Вкрадчивый, Властный, Влиятельный, Внушительный, Волевой, Вольный, Восторженный, Восхитительный, Вразумительный, Встречный, Выносливый и Выразительный.
20 китобойных судов промысловые и 1 судно учебно-поисковое, которое занималось подготовкой гарпунеров и разведкой скоплений китов.
Разумеется, самым сложным было подготовка и проведение первого промыслового рейса.
По штатному расписанию, утвержденному Минрыбхозом СССР, экипаж китобазы на первый рейс был определен в количестве 640 человек, а экипаж каждого китобойного судна - 31 человек. Полный состав флотилии почти 1300 человек. Кроме того, на китобазе находилось 15 человек специалистов завода-строителя.
С флотилии "Алеут" было направлено на "Советскую Россию" свыше. 120 опытных китобоев, порядка 100 человек со 2-й Дальневосточной флотилии, 15 человек с флотилии "Советская Украина", то есть порядка 250 человек были опытными специалистами.
Свыше тысячи человек надо было принять со стороны. По ходатайству Министерства РХ СССР, Правительство разрешило досрочную демобилизацию из вооруженных сил лицам, изъявившим желание работать на китобойной флотилии. Ряд специалистов были приняты с судоремонтных предприятий Приморья. Несколько выпускников Дальневосточного политехнического института было направлено для работы на флотилии, но так как у них не было необходимого плавательного ценза, они были зачислены мотористами на плавбазу. В их числе был и будущий заместитель председателя Государственного Комитета по рыболовству В.Г.Рудников.
После оформления в отделе кадров Управления китобойных флотилий во Владивостоке все вновь принятые немедленно направлялись в г. Николаев, где в процессе строительства и приемки китобазы и китобойных судов они постигали азы своей будущей работы.
Все китобойные суда были укомплектованы капитанами уже имеющие опыт работы на промысле китов.
Большую сложность представляла комплектация китобойных судов гарпунерами и особенно помощниками гарпунеров. На все китобойные суда были подобраны гарпунеры во Владивостоке. Не все они имели достаточный опыт, но некоторые навыки они имели, а вот помощников гарпунеров не было.
Нами была подобрана группа будущих гарпунеров в количестве 15 человек из числа демобилизованных офицеров- артиллеристов.
Руководил учебой этой группы гарпунер-наставник флотилии Герой Социалистического Труда И.Г. Коновалов. Следует заметить, что из их числа только несколько человек смогли стать гарпунерами в процессе промысла. Лучшие гарпунеры получались из бывших таежных охотников - промысловиков, которые умели стрелять "навскидку".
Министерство потребовало, чтобы капитан-директор и замполит имели высшее специальное образование и соответствующий опыт работы на флоте. В составе УКФ таких не было, (большая группа капитанов училась заочно, но дипломов о высшем образовании еще не имела).
Поэтому капитаном-директором (он же капитан китобазы) был назначен опытный капитан Дальневосточного пароходства Н.Ф. Буянов и замполитом тоже работник Дальневосточного морского пароходства А.Е. Рухляда, имевший достаточный опыт работы на крупнотоннажных судах, в том числе на самом крупном судне страны -пароходе "Советский Союз". Капитаном-дублером (он же 1-й заместитель), отвечающим за добычу китов, был назначен опытный китобой, ранее руководившим 2-ой ДВ китобойной флотилией - Г.В. Вайнер. Заместителем капитана-директора отвечающим за переработку китов и выпуск продукции бал назначен, технолог по образованию, начальник производственного отдела Управления китобойных флотилий А.И. Самовтор, а главным механиком флотилии был назначен,, также опытный специалист, бывший главный механик базы "Алеут": Г.П. Доруховский. По штатному расписанию эти 5 человек составляли командование флотилией.
Старшим помощником китобазы был назначен И.М. Каменев, ранее работавшим капитаном китобойного судна на флотилии "Алеут", главным технологом, отвечающим за выпуск продукции, назначен был работник управления китобойной флотилии Орел И.Н. и старшим механиком китобазы - Голубь Г.М. Постепенно удалось укомплектовать специалистами все китобойные суда и китобазу.
Параллельно с окончанием строительства китобазы и китобойных судов шло материально-техническое и продовольственное обеспечение флотилии на предстоящий рейс. Для ускорения поставок в различные ведомства и на заводы-поставщики направлялись лица командного состава флотилии.' Так мне неоднократно пришлось бывать у Министра рыбного хозяйства А.А.Ишкова, в различных управлениях ВСНХ (в то время он руководил экономикой страны), у руководителей пензенского дизельного завода, в Брянском обкоме КПСС для решения поставки картофеля и овощей и др.
Когда китобаза и часть китобойных судов были приняты от завода в эксплуатацию, флотилия перешла в п. Туапсе, где было сконцентрировано все снабжение для флотилии.
Приняв все снабжение, продовольствие, топливо и воду, флотилия в составе плавбазы и 7 китобойных судов 10 октября 1961 года вышла в свой 1-й промысловый рейс. 3 китобойных судна ранее были направлены в Антарктику для разведки скоплений китов. Остальные китобойные суда, после выхода из завода, догоняли флотилию уже в Антарктике. Последний китобоец присоединился к флотилии только в конце декабре.
Для большинства работников флотилии это был их первый выход в море. Для экипажа китобазы по радиотрансляции были организованы радиопередачи о местах, мимо которых проходило судно: проливы Босфор и Дарданеллы, Стамбул, солнечное Средиземное море, где героически сражались российские эскадры под командованием адмиралов Ушакова и Сенявина, Гибралтар и др.
На переходе весь экипаж трудился над освоением судового промыслового и технологического оборудования, настилались фальшпалубы под разделку китов и других работах.
27 октября флотилия пересекла экватор. По этому случаю было организовано традиционное празднование с песнями, плясками, Нептуном, купанием и другими атрибутами по заранее разработанному сценарию.
В целях получения практических навыков по разделке и переработки китового сырья, китобойным судам было дано указание при встрече с китами добыть несколько голов и передать на китобазу, что и было сделано.
Когда были подняты на палубу два финвала, весь экипаж собрался впервые в жизни поглядеть на них. Под руководством опытных мастеров туши китов были разделаны, заработали жиротопные котлы, мучные линии, рефотделение. Первые навыки были получены.
Флотилия прошла ревущие сороковые и неистовые пятидесятые широты и в ноябре начались промысловые будни. На промысле производственный персонал китобазы работал в две смены: 12 часов через 12 без выходных и праздников. Экипажи китобойных судов работали практически круглосуточно с перерывом для короткого сна. Следует отметить, что на китобазе были созданы хорошие условия и для отдыха: одно и двухместные каюты, кондиционированный воздух, клуб, хорошая библиотека, ежедневно демонстрировались кинофильмы, работала средняя школа, консультации для заочников вузов, на переходах играли в волейбол, шахматы, шашки, фехтование, была создана художественная самодеятельность, создан оркестр.
После первого рейса в Сингапуре были приобретены музыкальные инструменты, равным, которым, в то время во Владивостоке не было.
По решению Правительства для экипажей антарктических китобойных флотилий было организовано отличное питание. Свежие овощи, фрукты, мясопродукты, были на столе постоянно.
На флотилии работали общественные организации. Было организовано соревнование за высокое качество выпускаемой продукции, быстрейшую разделку китов, на китобойных судах - за обнаружение китов.
Все свободные от вахт члены экипажей китобойцев выходили на верхний мостик и в бинокли каждый в своем секторе наблюдали за горизонтом с целью обнаружить фонтан кита. Этот вид соревнования стимулировался и материально. Некоторые члены экипажей китобойцев обнаруживали фонтаны китов даже раньше, чем марсовый матрос в "Вороньем гнезде" на мачте.
В течение первого рейса флотилия полностью обошла вокруг Антарктиды.
Сырьевая база еще не была подорвана и китобойные суда часто добывали и гладких китов и голубых (отдельные блювалы весили свыше 100 тонн), а горбатых китов было добыто несколько тысяч. С ростом мастерства гарпунеров начали добывать быстроходных финвалов и сейвалов.
В отдельные дни китобаза поднимала на борт по 100 и более китов.
На китобазе было быстро освоено все технологическое оборудование по выпуску жиров, пищевого и кормового мяса, кормовой муки и россыпью и в гранулах.
Из печени и эндокринных желез китов вырабатывался витамин "А", заготавливался спермацет и амбра (уже в первом рейсе ее было добыто свыше 150 кг.)
Флотилия работала в закрытом режиме. Связь с берегом была только шифрованной.
Китобойные суда в эфир не выходили, а связь с китобазой осуществлялась по УКВ кодами, которые дважды в сутки менялись. Информации о промысле и отечественных и иностранных флотилий практически не было. Одновременно с нами в Антарктике работало еще 3 советских, 5 японских, 1 норвежская и 2 английские флотилии.
Дважды китобойные суда теряли лопасти винтов.
Требовалось отвлечь с промысла еще одно китобойное судно для буксировки в ближайший порт для замены в доке винта. В итоге 2 судна теряли минимум по 20 суток. Главный механик флотилии Г.П. Доруховский предложил сделать замену винта китобойного судна непосредственно на промысле. Китобойное судно подходило к айсбергу, дважды стреляло в него из гарпунной пушки, крепилось к нему. Опытный водолаз Петухов А.И. спускался за борт, отвинчивал стопорные гайки, закладывал взрывной патрон и взрывом сдвигал винт с посадочного места. Лебедкой поднимали его на борт, запасной винт лебедкой опускали за борт. Водолаз закреплял его, и судно было готово к промыслу. Экономилось промысловое время двух китобойных судов и значительные средства.
К концу второго рейса на китобазе была утеряна лопасть правого винта. По решению Министерства флотилия после окончания работы в Антарктике, должна была продолжить промысел на севере в Бристольском заливе. Из-за утери лопасти, во избежание вибрации и деформации гребного вала, правый дизель мог работать только на малых оборотах, и скорость китобазы снизилась до 10 узлов, вместо 16.
Было принято решение буксировать китобазу. Для этого 3 китобойных судна "цугом" (один за другим) тащили китобазу вдоль всего Тихого океана от Магелланова пролива до Бристольского залива, и флотилия двигалась с заданной скоростью в 16 узлов.
Не обходилось и без трагических случаев. Во время разделки китов матрос-раздельщик Баландин по неосторожности был затянут вместе с внутренностями кита в жиротопкий котел. Его быстро оттуда вытащили, но он получил сильнейшие ожоги всего тела. Главный врач Шевченко проявил высочайший профессионализм при его лечении. По предложению Шевченко было изготовлено специальное приспособление, чтобы обваренные части тела не соприкасались с простыней, над кроватью был сделан навес с постоянным подогревом, тело матроса непрерывно смазывалось свежим спермацетом и матроса удалось спасти, а через короткое время он приступил к работе.
Другой случай: матрос-раздельщик Родин В.И. оступился и через открытый люк упал за борт на полном ходу китобазы. (Кстати китобаза на промысле никогда не останавливалась, все делалось на ходу). Объявили тревогу "человек за бортом". Но пока китобаза совершила циркуляцию и спускала аварийный бот, прошло 20-30 минут. С плавающего в воде матроса слетела шапка и на него начали пикировать альбатросы (это птица с размахом крыльев до 1,5 метров и более и огромным клювом) и клевать его голову. От переохлаждения и ударов в голову клювом альбатросов, Родин скончался, тело его было поднято и позже с попутным транспортом отправлено во Владивосток.
Самый трагический случай произошел после окончания второго рейса. После захода в п.Монтевидео (Уругвай) флотилия спустилась на юг и через Магелланов пролив вышла в Тихий океан для следования в Бристольский залив.
Руководством флотилии было принято хорошее решение: снять с китобойцев гарпунеров, разместить их по каютам комсостава на китобазе и за время перехода флотилии на север гарпунеры отдохнут (на китобойцах кондиционеров не было), подлечатся в лазарете, а главное, на семинарах под руководством гарпунера-наставника И.Г. Коновалова обменяются опытом работы по добыче китов.
Однажды в свободное время в каюте электрорадионавигатора (хозяин каюты находился на одном из китобойных судов, где исправлял неисправность в гирокомпасе) собралось три гарпунера. В ходе беседы вспомнили, что у хозяина каюты должен быть спирт (ему это по штату положено) и решили выпить. В шкафу действительно нашли бутылку с жидкостью. Решили, что это и есть спирт. Нашли два стакана, разлили и двое выпили и сразу же оба упали и через 10-15 минут скончались. Оказалось, что в бутылке был 40% раствор формалина (по 2-3 капли добавляется в жидкость гирокомпасов). Врачи ничем не могли помочь, так как все внутренности у пострадавших были сожжены.
Остро встал вопрос: что делать с телами умерших? Трюма были полностью загружены пищевым мясом, продовольственные кладовки тоже. Хранить там трупы было нельзя. Тела погибших поместили в кинозале.
Впереди длительный переход через тропики.
По морским традициям в таких случаях на судах увеселительных мероприятий не проводиться, флаг должен быть приспущен.
После 9-ти месячного рейса члены экипажа устали и присутствие на судне трупов угнетающе на них действовало. На все запросы в вышестоящие инстанции ответа не получили.
Нами было принято решение остановить флотилию, поднять на борт капитанов китобойных судов и провести большой совет флотилии, который единогласно решил похоронить их по морским обычаям. Утром тела погибших, обернутые в брезент с прикрепленными к ним гарпунами (гарпун весит 70 кг) были опущены за борт на траверсе Перу, где глубины свыше 3 тыс. метров.
После окончания промысла в Антарктике флотилии планировался заход в иностранный порт, после 1-го рейса был заход в Сингапур. К нему готовились не только члены экипажей судов флотилии, но и жители Сингапура, особенно торговцы, которым было известно, что после многомесячного рейса китобои располагали значительными суммами сингапурских долларов. Цены во всех магазинах значительно возрастали, торговцы стремились попасть на китобазу и на палубах разложить свои товары. Было приятно, особенно экипажам китобойных судов, после длительного плавания, сойти на твердую землю, побывать в парках, в магазинах приобрести необходимые подарки для родных и близких, выпить кружку пива в кафе или баре.
Но особенно интересен был заход флотилии после 2-го рейса в Монтевидео (Уругвай). Примечательно, что почти 20 лет в этом порту не было русских судов и вдруг - заход огромной армады. Интерес жителей к нам был необычайным. Китобаза была поставлена к причалу и с раннего утра выстраивались огромные очереди для посещения судна. Все газеты на первых полосах печатали доброжелательные статьи о заходе в порт советских китобоев. В одном из больших клубов был организован совместный вечер. Желающих попасть в этот клуб было столько, что были запружены все ближайшие улицы и для них по радио транслировались приветственные речи, а также концерт художественной самодеятельности флотилии, который специально был для этого случая подготовлен.
Навсегда останется в памяти китобоев встреча с Владивостоком после 1-го антарктического рейса. Суда флотилии на подходе были все покрашены, почищены. В середине дня 5 июля 1962 года флотилия начала входить в бухту Золотой Рог. Впереди шли 3 китобойные судна, занявшие 1-е места на промысле, за ними китобаза и далее двумя колоннами все 18 судов. По команде Г.В. Вайнера все китобойные суда одновременно сделали по три выстрела из гарпунных пушек. Абсолютно все суда, стоящие у причалов торгового и рыбного портов, а также на рейде, гудками приветствовали прибытие китобойной флотилии.
Десятки тысяч владивостокцев вышли встречать флотилию. Прибыли встречать китобоев все руководители края и города, родные и близкие, репортеры всех газет я журналов, играл большой духовой оркестр. Газеты отмечали, что подобная встреча была только в 1937 году, когда прибыли во Владивосток спасенные челюскинцы.
Несмотря на все трудности, задание на первый промысловый рейс было перевыполнено. Большая группа работников флотилии была награждена орденами и
медалями, а капитану китобойного судна "Вкрадчивый" Сергееву Ю.Г. и гарпунеру Береко В.И было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

V. Заключение

Шли годы. Интенсивность промысла китов, как в водах Антарктики, так и в северной части Тихого океан была очень высокой, особенно со стороны Японии и СССР. Поголовье китов начало резко сокращаться. Если в первые рейсы флотилия "Советская Россия" добывала много гладких китов, голубых (блювалов) и тысячами горбатых, то в последующие годы они добывались единицами, основным китом для промысла стал финвал, а через несколько лет и их поголовье также резко сократилось и основным промысловым китом стал сейвал, а в последующие годы - малый полосатик (минке).
Эффективность промысла стала резко падать. Биологи многих стран забили тревогу, к ним присоединилось движение "зеленых". В 1982 году был объявлен мораторий на добычу китов, а в 1987 году пелагический промысел-повсеместно во всех районах Мирового океана был прекращен.
Последняя эпоха китобойного промысла закончилась.
Только для малых народов крайнего севера, традиционно добывающих китов,, для пищевых целей, стала выделяться небольшая квота пищевых китов, обитающих у их побережий, (у нас - для жителей Чукотки 20 голов серых китов).
Китобойные базы "Советская Россия", "Владивосток" и "Дальний Восток" были переоборудованы под прием и переработку рыбы, а китобойные суда практического применения не нашли и постепенно все были списаны и ушли на металлолом.
С началом перестройки в 90-х годах постепенно были выведены из эксплуатации и списаны бывшие китобазы.
Китобойный промысел ушел в прошлое, но в сердцах китобоев, многих жителей Владивостока и Одессы, где базировались китобойные флотилии, память об этом периоде останется навсегда.
А. РУХЛЯДА
В 1961-1964 гг. заместитель капитана-директора
А.К.Ф. "Советская Россия".