печатать

 http://www.seadogs.ru

Полковник Беневский (1741-1776)

Граф Мауриций Август Аладер фон Беневский только условно может быть назван «русским пиратом». Ссыльный поляк, поднявший бунт на Камчатке и ушедший на галиоте в Китай, конечно, скорее бунтовщик, чем морской разбойник. Но по необычности судьбы и жизненным превратностям Беневский вполне достоин занять место рядом с Яном Стрейсом или мятежниками с «Баунти».

Август Беневский родился в 1741 году в Словакии, окончил военную академию, получил в Польше титул графа и звание полковника. За участие в антирусском восстании он был арестован и, после нескольких побегов, зимой 1770 года препроважен в камчатский город Большерецк.

В то время в Большерецком остроге было девяносто человек ссыльных и семьдесят солдат. Ссыльные пользовались относительной свободой: бежать с Камчатки было невозможно. Точнее, невозможно было бежать по суше - но зато оставалось море. Беневскому и нескольким другим ссыльным - Батурину, Панову и Степанову - удалось уговорить своих товарищей на эту авантюру.

Ночью 27 апреля 1771 года ссыльные восстали. Коменданта, который пытался убить Беневского, ранил Панов. Работные набросились на него и добили. Повстанцы захватили склады, где хранились пушнина, оружие и казна. За товары расплачивались расписками Беневского, который именовал себя в них «пресветлейшей республики Польской резидент и Ея Императорского Величества Римского камергер, военный советник и регементарь». Выломав из прибрежного льда небольшой галиот «Святой Петр», беглецы вышли в море и пошли на юг, вдоль Курил. Карты не было и мятежники пользовались описаниями из книги лорда Ансона, в свое время прошедшего этим путем.

Задача Беневского была нелегкой. Сам он стремился попасть в Европу, но намерения семидесяти других путешественников не были столь определенными. Хотя Беневский показывал своим спутникам зеленый конверт, уверяя, что в нем письмо цесаревича Павла австрийскому императору с просьбой руки его дочери, на галиоте вскоре начались разногласия. На судне созрел заговор - около пятнадцати человек в свое время примкнувших к Беневскому «вольных» договорились обрубить якорный канат, как только ссыльные сойдут на берег, и увести захваченный корабль. Узнав об этом, Беневский высадил трех главных заговорщиков на необитаемом острове, оставив им запас ржаной муки. Через несколько месяцев их сняло с острова промысловое судно.

Едва не потонув во время сильного шторма, 28 мая «Святой Петр» достиг острова Сикоку. Запасаясь провизией и водой, он двигался вдоль японских берегов, не имея возможности пристать к берегу - японцы проводили политику строгой изоляции. Именно тогда Беневский послал на берег несколько писем, где предостерегал японцев против возможной русской экспансии. Письма эти, в которых не было ни слова правды, вошли в историю Японии как «предостережения фон Бенгоро».

16 августа галиот встал на якорь в бухте у Тайваня. Когда на следующий день Панов и несколько добытчиков поехали на берег за водой, на них напали, убив Панова и еще двух человек. Беневский обстрелял из пушки деревню и потопил проплывавшие мимо лодки.

Похоронив погибших, бунтовщики отправились дальше и вскоре вновь попали в шторм. Беневский потерял ориентацию, и только встреченная китайская джонка указала ему верный путь. 12 сентября 1771 года «Святой Петр» вошел в бухту Макао.

Беневский быстро продал ненужное уже судно. Команда роптала, но он выдал недовольным их долю и отпустил из на все четыре стороны. Все остальные на вырученные деньги смогли оплатить дорогу до Европы. В январе 1772 года беглецы на китайских джонках добрались до Кантона, где уже ждали зафрахтованные французские корабли. 16 марта 1772 года они прибыли на Иль-де-Франс, где местный губернатор рассказал Беневскому о Мадагаскаре. «Своими рассказами о некоторых особенностях этого огромного и прекрасного острова, - писал впоследствии Беневский, - он вызвал у меня огромное желание ближе познакомиться с ним».

По дороге от болезней умерло еще несколько человек, в том числе старый товарищ Беневского - Иоасаф Батурин. 7 июля беглецы достигли Франции, оказавшись первыми русскими, побывавшими в Макао, пересекших экватор и переплывших Индийский океан. >После переговоров с французским правительством, Беневский получил задание - завоевать Мадагаскар. С ним отправились двенадцать человек, несколько остались во Франции, а семнадцать 30 сентября 1773 года вернулись в Россию.

23 марта 1773 года возглавляемая Беневским эскадра с переселенцами и войсками отправилась на Мадагаскар, куда и прибыла в начале февраля 1774 года. Преодолевая враждебность мальгашей и противодействие колониальных властей с Иль-Де-Франсе, видевших в поляке опасного конкурента, Беневский прожил на Мадагаскаре полтора года, основав там город Луисбург и 10 октября 1776 года был провозглашен племенами северо-восточной части острова «великим королем». Тем не менее, вскоре он был отозван во Францию, где не смог добиться новой экспедиции и перебрался в Англию. Там он прожил восемь лет, написав за это время свои полные вымысла мемуары, ставшие настоящим бестселлером после их публикации в 1791 году.

Во время войны за независимость Беневский появляется в Америке, где становится другом Бенджамена Франклина. В октябре 1784 года в Балтиморе он находит инвесторов для своего нового мадагаскарского проекта.

В июне 1785 года на торговом судне «Интерпид» Беневский прибывает на Мадагаскар с небольшим отрядом. Со стен Луисбурга его приветствовали орудийным салютом - и капитан «Интерпида», не разобравшись что к чему, отчаливает от острова, бросив польского графа и его товарищей на произвол судьбы. После двух месяцев голода и болезней, косивших и без того маленький отряд, Беневский начинает собирать вокруг себя мальгашей. Он обещает им свободу, вступает в переговоры с французским правительством и начинает военные действия. Столкновения шли с переменным успехом, но весной 1776 года Беневский вынужден отступить в Луисбург с остатками своей армии - двумя белыми и тридцатью туземцами. 23 мая отряд французского капитана Ларшера предпринял атаку на крепость, во время которой Беневский, раненный пулей в грудь, умер на месте.

Ему было тогда сорок пять лет; на Мадагаскаре до сих пор сохранились улицы и площади названные в его честь.