Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Красный труженик рыболовецкий колхоз:
    все материалы
    1. Образование колхоза "Красный труженик"
    2. Рыболовецкая артель "Колхоз "Красный труженик"
    годы:
    «.» 1922 - 1945 гг.
    2007 г. А. Смышляев, "Запорожье камчатское, славное..."

    Образование колхоза "Красный труженик"

    Советская власть установилась на Камчатке в конце 1922 года. Но, как и всюду в стране, здесь еще долго население хозяйствовало единолично. Правда, рыбу ловили сообща, объединив усилия в рамках сельского общества. Принимали в общество только людей проверенных, доказавших свое умение и желание работать наравне со всеми, так как лимит на рыбу выдавался не на количество рыбаков, а по продуктивной возможности реки, заработок же от пойманной и проданной в ОКАРО, а затем в АКО рыбы потом делился на всех. Каждый кандидат должен был пройти испытание. Требовалось, например, перегнать бат на другой берег реки Озерной и вернуться обратно, починить дель и т.д. Не справившийся в общество не принимался и должен был учиться рыбацкому делу, чтобы вновь предстать перед селянами на повторном испытании.
    Общество жило по строгим правилам. Например, в 1926 году в протоколе одного из общих собраний селян читаем: "Не имеющим усадеб вменить в обязанность к началу рыболовного сезона 1927 года занять и расчистить усадьбы и разработать огород. А к началу рыболовного сезона 1928 года закончить постройку и обзавестись хозяйством. Если не приступят к исполнению, не допускать ловить рыбу в этом году…"
    С 1925 года запорожцы сдавали рыбу на государственный Озерновский рыбоконсервный завод, созданный на базе работавшего с 1910 года на южной стороне устья реки Озерной завода промышленника Грушецкого, перешедшего при советской власти в руки японцев, а с 1925 года - в государственный Дальрыбтрест, затем в АКО. Сдавали и на завод японской фирмы "Ничиро" - это в районе Явино.
    90 человек входило тогда в сельское общество села Запорожского. Дополнительный прием строго ограничивался. Выше уже говорилось о том, что краевед Виктор Григорьевич Спичак рассказывал, что его отца, приехавшего с Украины, не приняли в общество с. Кошегочек, и он вынужден был податься в соседнее село Отрадное. То же происходило и в Запорожском. В 1914 году не был принят в общество Г. К. Соловьев. И только в 1918 году с большим трудом он поселился в Запорожье. С огромным трудом приняли в общество в 1917 г. Григория Гуторова. Василий Бондаренко, получивший отказ, отправился жить в село Опалу и по дороге чуть не замерз. Таковы были порядки, запорожцы хотели и умели хозяйствовать рачительно, по-крестьянски. Недаром на них жаловались в 1926 году жители соседнего небольшого села Явино, которое состояло всего-то из 13 дворов, поэтому административно входило в Запорожский сельсовет, но самими запорожцами явинцы считались чужаками.
    "До революции нас, явинцев, запорожцы не пропускали даже на озеро Курильское охотиться, - писали в Усть-Большерецкий райисполком жители Явино. - А о рыбе и говорить нечего. В 1923 г. каким-то образом нам удалось ловить рыбу на реке Озерной, но рассчитали они нас как им заблагорассудится, протестовать на большее мы не стали… В 1924 году рыбу ловили на своей реке, добились права лова и сдачи. Они приписывают к нам своих 4-х человек, что, дескать, будем ловить рыбу на коммунальных началах, мы согласились. Они видят, что у них на реке заработок больше, чем у нас, тогда они собирают съезд "горлохватов" и решают: расчет производить по рекам".
    Сохранился наказ жителей села Запорожского на Усть-Большерецкий районный съезд Советов, в котором ставятся в основном житейские, хозяйственные вопросы:
    "Добиваться увеличения отпуска средств на школьное строительство и культурные нужды;
    Возбудить вопрос об открытии медпункта и ветеринарного пункта;
    Возбуждать вопрос об изменении сроков охоты на полмесяца позднее установленного;
    Подтвердить целесообразность установления двухгодичного запуска на соболя. На остальных зверей считать не целесообразным;
    Добиваться увеличения нормы вылова рыбы в виду увеличения населения в настоящее время 275 жителей с селением Явино;
    Добиваться распределения нормы рыбы по едокам. Возбудить вопрос о прекращении приписки в с. Запорожское".
    В 1927 году в Запорожском насчитывалось 5 рыболовных артелей - по количеству тоней на реке. Даже в этом запорожцы не хотели объединяться друг с другом, чтобы, не дай Бог, не упустить возможную выгоду, ведь на тонях ловилось по-разному. Но объединиться пришлось. В феврале 1930 года коммунисты Усть-Большерецкого района, обсудив состояние начавшейся на Камчатке коллективизации, постановили: "Признать необходимым организацию колхозов, снабдив их соответствующими Уставами". По селам района разъехались представители райкома ВКП (б). Появился представитель и в селе Запорожском. Селяне противились коллективизации главным образом потому, что обобществлялся скот, а они этого не хотели. Вот если бы их объединили только для рыбалки - другое дело. А так многие не соглашались. Застрельщиками объединения оказались менее зажиточные явинцы, а так как сельсовет у Явино и Запорожского был единый, то и колхоз должен был стать единым. Поэтому на запорожцев оказывалось и оказывалось давление. Но они стояли на своем.
    По правде говоря, советская власть оказывала давление на людей изначально путем жесткого администрирования, а затем и репрессий. В 1929 году, например, житель села Запорожского Алексей Иосифович Шараев "за агитацию и пропаганду" получил 6 месяцев тюрьмы. Следом за ним пошел в тюрьму другой старожил - Иван Алексеевич Потужный. Это не могло не сказаться на умонастроении сельчан. Неудивительно, что несколько человек дрогнуло и решило в коллективное хозяйство вступить.
    "Когда мой отец находился в 1929 году в заключении, он оттуда прислал письмо, в котором обращался к Бровченко Антону и Будько Григорию, что сейчас по стране идет коллективизация, - писал старожил с. Запорожье Михаил Алексеевич Шараев краеведу Виктору Григорьевичу Спичаку. - Создаются колхозы, надо и вам организовать колхоз, потому что все равно у нас в селе почти все работы делаются коллективно, и рыбалка, и охота, а так же вся общественная работа и это так повелось со дня основания села …"
    Но в колхоз (на первых порах образовали рыбартель), как сказано выше, записались не все. Вступили лишь 26 человек (13 семей), среди них: Григорий Будько, Николай Роменский, Павел Негоровский, Мария Волченко, Варвара Теплякова, Герасим Соловьев. Председателем артели стал житель села Явино коммунист Александр Федорович Балабин. Это было в октябре 1930 года.
    Люди, оставшиеся вне рыбартели, продолжали по прежнему ловить рыбу, объединяясь во время путины в артели. Правда, начались споры из-за тоней: кому ими владеть. Власти отдавали предпочтение коллективному хозяйству. Тогда все остальные запорожцы организовали свою, еще одну артель. М. А. Шараев писал по этому поводу: "В 1930 г. мой отец и Потужный Иван Алексеевич возвратились из заключения домой. И по рекомендации из района организовали рыболовецкую артель, в которую вступили все остальные жители села. Такие рыбартели были уже организованы в Усть-Большерецке, в Опале была объединенная артель, в которую вышли села Отрадное, Кошегочек и Опала, председателем там был Штода Константин".
    Так на территории Запорожского сельсовета начали действовать две рыбартели. Одну возглавлял Александр Федорович Балабин, другую - Алексей Иосифович Шараев. Вопросы села решались сельсоветом.
    В начале 1931 года из района пришла долгожданная весть: артель в селе Запорожском признавалась не как сельскохозяйственная, а рыболовецкой. Приехал уполномоченный района Теслин и 2 мая 1931 года устроил общее собрание. Далее цитируем письмо Михаила Алексеевича Шараева:
    "На общем собрании граждан села ознакомили с примерным Уставом рыбартели и материалами, касающимися коллективизации. Приняли следующее постановление:
    "1. Организацию рыбартели принять. Нам район диктует образовать рыбартели, которые дают поднять хозяйства батраков, бедняков и середняков.
    2. Все желающие войти в артель должны подать заявления в инициативную группу к 5 мая сего года.
    3. Собрание учредителей собрать 6-го мая 1931 г., на котором принять рыболовецкий Устав и приступить к приему имущества от Интегралкооператива.
    Председатель собрания Тепляков, секретарь Иван Кривов".
    Тогда же решили хозяйство назвать "Красный труженик". После того, как люди написали заявления о вступлении в рыбартель, собрались вторично. Это было 6 мая 1931 года. Присутствовало 42 человека. Повестка дня следующая:
    "1. О льготах и преимуществах оформляемых артелей рыбаков (докладчик уполномоченный Теслин);
    2. Предоставить долгосрочные кредиты и льготы, а так же средства производства.
    3.Преимущество коллективных хозяйств перед индивидуальными".
    Постановили: признавая наличие условий для организации и развития Рыболовной артели с сельскохозяйственным и животноводческим уклоном, общее собрание рекомендует членам общества, желающим вступить в колхоз "Красный труженик", оформить свое вступление, подав о том заявление в колхоз. Наряду с этим общее собрание считает нужным и полезным организацию чистой "Рыболовецкой артели", куда рекомендовать вступить всем остальным гражданам.
    "…4. Слушали: зачтение Устава "Рыболовецкой артели" села Запорожского. Постановили: Устав принять с добавлениями и изменениями.
    Если у вступающего в артель нет подлежащего обобществлению имущества, то устанавливается пай в сумме 50-100 рублей в зависимости от мощности хозяйства.
    Устав принимается большинством голосов "за", против - нет, воздержавшихся - нет.
    Председатель собрания М. Догадин, секретарь Н. Васильева".
    Из рукописи краеведа Виктора Григорьевича Спичака "Летопись села Запорожского":
    "28 мая того же года решается вопрос о посевной кампании. Контрольная цифра посевных площадей районом была определена в 25 га. Колхозники решили, что такое количество земли они обработать не в состоянии, имея в своем хозяйстве всего-навсего 3 конных плуга и 4 бороны "зиг-заг". Дисковых борон, сенокосилок и другой техники у них просто не было. После долгих раздумий и рассуждений принимают решение: обработать 11 га пахотных земель. Распределили так: колхозу 3 га, единоличным хозяйствам (артели) 8 га. Со временем вопрос о пахотных землях все же был пересмотрен в сторону их увеличения. И колхозу была определена норма 5 га, рыбартели 11 га. С увеличением посевных площадей срок посева по просьбе А. Балабина и И. Потужного был продлен до конца июня.
    За то время, пока шла посевная, в колхозе подбирались кандидатуры в правление и ревкомиссию, принимали заявления от желающих вступить колхоз. 4 июня 1931 года на общем собрании села утверждается список членов Запорожской "Рыболовецкой артели" колхоза "Красный труженик" в составе 115 человек, а так же проводятся выборы правления и ревизионной комиссии. В правление вошли: М. Лазебный, А. Шараев, И. Потужный. Кандидаты в члены правления: Н. Ильдяев, Гавриил Потужный. В ревкомиссию: М. Кирдяшкин, П. Негоровский. Кандидаты в ревкомиссию: М. Догадин, Ф.Кучеренко.
    Закончив с организацией управленческого аппарата, колхоз приступает к вопросам подготовки к путине. Основное внимание правления колхоза было направлено на заключение договора с АКО, в котором нужно было оговорить условия по приемке рыбы и какую помощь можно ожидать от АКО согласно мероприятий, разработанных Камчатским окружным исполнительным комитетом по оказании помощи колхозам.
    Сам же колхоз готовил имеющиеся плавсредства, невода, рыбацкий инвентарь, утрясал вопросы по распределению тоней и количественного состава рыбаков. Дополнительно ко всему 21 июня от Интегралкооператива колхозу передается весь рыбный инвентарь. Весь процесс становления колхоза находился на контроле сельского Совета, как основного руководящего органа Советской власти на селе.
    1 июля 1931 года на заседании сельского Совета заслушиваются итоги проведения посевной кампании в колхозе и рыбартели, а также о подготовке к путине.
    Колхоз в лице его организатора А. Ф. Балабина доложил, что к 1 июля распашка земли закончена, вспахано 5,5 га, картофелем засажено 2,5 га.
    Рыболовецкая артель (ответственный Иван Потужный) отчиталась, что ими обработано земли 11 га. Картофелем всего засажено 2,9 га.
    Затяжка посевной кампании, как мы увидим из протокола, имела следующие причины: "Пахота сделана худо, так как дерно плугом не прорезалось, а ложилось сплошной лентой. Борона ее не разбивает, по одному месту приходилось проходить 10 раз. Посадку делали таким образом: в дерне делали ямку и сажали туда картофель. На 1 га примерно ушло 20 пудов картофеля" (протокол № 7 от 1 июля 1931г.).
    В связи с наступлением путины было принято решение посевную прекратить. О подготовке к путине краткую информацию изложил А. Шараев: "Для того, что бы организовать 4 тони, нужно не менее 100 рыбаков, у нас же всего 70 человек, 46 в артели и 21 в колхозе…" Решение принято следующее: "Выставить 4 невода, но для того, чтобы обеспечить работу на тонях в виду нехватки рабочей силы, применить конную тягу, на каждую тоню выделить по одной лошади. А так же в бригадах использовать труд женщин и подростков, то для обеспечения нормальной работы женского персонала необходимо открыть детские ясли"
    В результате выработанных выше перечисленных мероприятий, колхозом были освоены все 4 рыболовных участка. Такая организация труда на тонях продолжалась вплоть до 1950 годов ушедшего века.
    Больше года в колхозе "Красный труженик" существовали две артели. Такое размежевание сильно тормозило развитие хозяйственной деятельности. Каждая артель в большей степени защищала свои интересы. При таком положении дел нельзя было выполнить те основные задачи, которые ставил Камчатский окружной исполком перед колхозами. А они заключались в следующем: "Повышение урожайности, производительности труда, товарности колхозного производства, освоение морского промысла и обеспечение сельхозпродукцией всего населения…" Программа перед молодыми хозяйствами нового движения ставилась довольно-таки жестко: "Ни одного килограмма привозных овощей …"
    Но никак не желали идти в "рыболовецко-сельскохозяйственный" колхоз те, кто объединился когда-то вокруг Алексея Иосифовича Шараева в рыбартель. Они хотели оставаться рыбаками, а скот и угодья иметь собственными. За упрямцев взялись репрессивные органы. Было возбуждено уголовное дело ""По обвинению Шараева Алексея Осиповича и других, всего 5 человек по ст. 58, ч.10 и 11 УК РСФСР. 1932 г.". Этих пять человек по возвращении их с охоты вызвали в Усть-Большерецк и там арестовали. Началось следствие.
    Вот эти 5 человек:
    1. Шараев Алексей Иосифович;
    2. Потужный Иван Алексеевич;
    3. Денисенко Тимофей Алексеевич;
    4. Манаев Иван Филиппович;
    5. Потужный Емельян Лукьянович.
    Из справки Запорожского сельского совета №101 от 26 марта 1932 г.:
    "Село Запорожье основано в 1907 г. Преимущественно украинское. 52 хозяйства: 8 зажиточных, 9 бедняцких и 34 средних. Школа, колхоз из 8 средних хозяйств. Осенний лов 1931 г. и по заданию РИКа сорван, по пушнине - не выполнено. В гражданской войне не участвовало, а наоборот отказывало в материальной и людской поддержке красному партизанскому отряду Ларина. При организации советской власти на Камчатке село пыталось перейти в японское подданство и давало одобрительные отзывы японскому правительству и рыбопромышленникам вообще.
    Запорожское сельское общество, руководимое зажиточно-кулацкой группировкой во главе Шараев А., Потужного Ивана и др. имело тесные связи с японскими промышленниками, сдавая им пушнину, рыбу, получая от этого иностранную валюту и контрабанду. Под влиянием этой группировки было категорически отказано принимать в число общества демобилизованных красноармейцев и плохо воспринимало советские мероприятия" .
    Все арестованные были осуждены на срок 5 лет. А уже в апреле того же 1932 года на общем собрании села Запорожье было принято решение о слиянии разрозненных артелей в одну Рыболовецкую артель колхоза "Красный труженик". Слившись, колхоз имел 48 обобществленных личных хозяйств, численность трудоспособных членов артели составила 90 человек, неделимый фонд - 38618 рублей, паевые взносы - 18411 руб., крупного рогатого скота - 45 голов, лошадей - 22 головы, средний вылов рыбы доходил до 12 000 центнеров.
    Председателем колхоза избрали Герасима Константиновича Соловьева.
    Из письма М. А. Шараева:
    "В животноводстве и в полеводстве всю работу возглавлял Бровченко Антон Трофимович и довольно успешно. Животноводческая ферма была организована на восточной окраине села. Первыми доярками в колхозе были: Бровченко Фекла Иосифовна и Захарова Ганна Лукинична. Конюхом был Загрядский Иван Петрович. В полеводстве работали в основном женщины и подростки. Бровченко А. Т. в полеводстве проработал до 1938 года, а на ферме до 1937-го.
    В 1937 году зав. фермой был демобилизованный пограничник Лысенко Александр. Тогда в колхоз приехали демобилизованные пограничники Лощаков Анатолий, Потапов Илья, Соломин Михаил, Альшевский. Из других родов войск: Дулов, Ермолаев, Алонкин, Рудницкий, Родионов. А еще раньше в 1935 году в колхоз приехало несколько семей, это: Щербаков Савелий, Богданов Семен, Овчинников Яков, Голобурда, Лазарев, семья Комисаровых и их родственники Липилины, Долговы. А так же: Андреев, Коновалов, Мельников, Зыков, Иванченко, Трофимов. К тому времени и село выросло, появились новые дома.
    В июне 1936 года появился новый председатель колхоза Сыриков. Прибыл он в село из Озерновского рыбокомбината, где работал в политотделе, в то время на всех предприятиях были политотделы. Работал он председателем до 1938 года включительно. Это был толковый председатель, при нем колхоз значительно вырос, расширилась животноводческая ферма в селе. В Явиной была построена с/ферма, где содержался молодняк: бычки, телки и не занятые в зимнее время лошади. Заведующий Явинской фермой был Коновалов, а помогал ему Хлопушин Матвей Павлович, "летчик", как он себя называл и их жены.
    В этот период колхоз приобрел, вернее, купил кавасаки - так тогда назывались катера японской постройки и два морских кунгаса. В 1936 году правлением колхоза было решено построить овощехранилище, так как негде было хранить картошку, капусту и другие овощи. Особенно много тогда выращивали турнепса для корма скота и свиней, а урожай на него был очень хороший. И в этом заслуга была Бровченко Антона, его так тогда и называли - наш агроном.
    Чтобы построить овощехранилище, нужен был лес. Была организована бригада на заготовку леса в верховьях реки Опала. Бригадиром был назначен Трофимов, по имени кажется Николай. Состав бригады был следующий: пилили лес - Лощаков Анатолий, Потапов Илья, Альшевский, Дулов, Иванченко Михаил, Головатов Иван и Рудницкий. Подвозили к речке на собаках, заготовка шла зимой - Трофимов, Потужный Григорий, я - Шараев Михаил Алексеевич и Кутихин Даниил. А весною 1937года был организован сплав леса по реке к устью реки Опала. В то время Шараев Алексей Иосифович и Потужный Емельян Лукьянович были уже дома и работали в колхозе. Они и возглавили сплав леса, так как, находясь в лагерях в Хабаровске и Комсомольске, приобрели такую специальность, как вязать плоты и проводить сплавку плотов, хотя официально бригадиром был Кирдяшкин Григорий. Первую партию леса сплавили в основном старички, люди в возрасте и с большим жизненным опытом. Потом лес перевозили морем, к тому времени в колхозе уже были свои морские плавединицы. И отец, и Токарев, и Потужный Емельян, и другие приступили к постройке овощехранилища. Молодежь, в том числе и я, отправились на сплав оставшегося леса. Бригадиром опять был Кирдяшкин Григорий, уже перенявший опыт вязки и сплава плотов.
    Сено заготавливали всем колхозом, за исключением тех, кто был занят работой на фермах и в полеводстве. Для личных коров колхоз выделял сено, сколько кому было нужно. Заготавливали так же и силос. В июне все мужчины, в основном молодежь заготавливали дрова для школы, интерната, правления колхоза, для магазина и для всех жителей села.
    В большинстве своем в селе семьи были многодетные. Основной заработок слагался от добычи рыбы и от охоты, других источников пополнения домашнего бюджета не было. Немного лучше жили те, у кого были взрослые сыновья. В 1920 годах у Роменского Кузьмы были взрослые сыновья Тимофей и Николай, у Лазебного Ульяна: Михаил и Константин, у Кирдяшкина Василия: Трофим, Платон, Михаил, Петр и Григорий. У Денисенко Тимофея - Семен и Василий. Многодетных семей в селе Запорожском было много. В нашей семье до 1938 года было 10 детей, у Царапкина Павла - 10, Кирдяшкина Василия - 10, Потужного Емельяна - 11, Бровченко Антона - 10, у остальных поменьше 6 - 8 детей. Хуже других жила семья Манаевых. Семья была большая - 12 человек детей, у главы семьи здоровье было неважное, на охоту не ездил. А двое старших детей Филипп и Алексей до 1930-го года были еще малы".
    Надо добавить, что глава этой семьи Манаев Иван Филиппович, арестованный в марте 1932 года, сгинул в лагерях.


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес