Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Кривошеев Петр Карпович (07.07.1927):
    все материалы
    1. Гореть всегда
    2. Наследство
    3. Последний экзамен
    4. О Петре Кривошееве
    5. Тоболяки на Камчатке
    6. НА КАМЧАТКУ…
    7. "Рыбный" стаж -- 56 лет
    8. Тоболяки на Камчатке (продолжение)
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
    2005, №8 Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки

    ТОБОЛЯКИ НА КАМЧАТКЕ

    Эта рубрика появилась с «подачи» удивительного человека — Петра Карповича Кривошеева, одного из старейших работников рыбной промышленности области, некогда заслужившего почетное прозвище «главный технолог Камчатки». Ныне, находясь на пенсии, он продолжает вести активную общественную работу, к тому же возглавляя Петропавлов-скую «колонию» выпускников Тобольского рыбопромышленного техникума.
    Это учебное заведение открылось в 1930 г. на базе рыбопромысловой школы. Его возглавил директор П. И. Трофимов. Первый выпуск специалистов-технологов, техников добычи рыбы и морского зверя в количестве 43 чел. состоялся в 1933 г. В следующем году стены техникума покинули первые технологи консервного производства. До начала Великой Отечественной войны было подготовлено 317 специалистов. В годы войны техникум работал в Ханты-Мансийске. Летом 1945 г. он вернулся в Тобольск. Вскоре после этого открылась специальность «Оборудование судов и предприятий рыбной промышленности». В 1960-е гг. началась подготовка экономистов и гидротехников. В 1985 г. Тобольский рыбный техникум и мореходное училище слились в одно учебное заведение. В соответствии с требованиями времени появились новые специальности: «Менеджмент», «Маркетинг», «Технология продуктов общественного питания», «Техническое обслуживание и ремонт промышленного оборудования»…
    За три четверти века техникум выпустил тысячи специалистов, многие из которых в разные годы прибыли на Камчатку по «распределению», да так и связали свою судьбу с рыбной промышленностью полуострова на многие десятилетия, а то и на всю жизнь.
    Ниже мы приведем воспоминания выпускников техникума разных лет о годах учебы, жизни на Камчатке, собственном профессиональном становлении, развитии рыбацкой отрасли. Имена одних в свое время «гремели» не только на полуострове, но и по всей стране, другие скромно трудились на своих местах, внося свой вклад в общее дело. Жизнь разбросала этих людей по разным уголкам Камчатки: кто-то трудился на рыбокомбинатах побережий, кто-то ходил в море на промысловых и транспортных судах, иные склонялись над чертежной доской в конструкторском бюро. В результате получилось так, что их воспоминания по отдельности отражают процессы, протекавшие в разных отраслях многогранного хозяйства полуострова, а вместе они представляют маленькую «энциклопедию» рыбной промышленности Камчатки второй половины ХХ в.

    Открывают рубрику два газетных материала, увидевшие свет с разницей в десятилетие: в 1977 и 1987 гг. Оба они посвящены П. К. Кривошееву, выпускнику Тобольского рыбопромышленного техникума 1946 г. Его личный вклад в развитие рыбной промышленности полуострова характеризуют следующие свершения:
    — работая в 1960-х гг. на Петропавловском рыбокомбинате приложил много усилий к освоению выпуска продукции из минтая. Организовал и руководил экспедицией в Охотском море на переоборудованных сухогрузных судах «Якут» и «Советская Арктика» по приему и обработке жирной сельди. Принимал участие в строительстве и работе сезонных сельдеобрабатывающих цехов на морской косе в поселке Пахачи;
    — трудясь в Тралфлоте (1974—1984 гг.) занимался укреплением трудовой и технологической дисциплины на судах. Это позволило повысить экономическую эффективность плавбаз и траулеров типа СРТМ-800. В 1975—1980 гг. плавбазы Тралфлота имели самые высокие показатели по качеству и количеству выпускаемой лососевой продукции. В 1975 г. впервые на плавбазах для получения слабосоленой лососевой продукции был проведен эксперимент по замораживанию полуфабриката (во избежание его перехода в крепкосоленый). Опыт оказался удачным и стал достоянием всего дальневосточного рыбообрабатывающего флота.
    По его и главного инженера Тралфлота С. Д. Ярошевского предложению на время лососевой путины переоборудовались несколько СРТМ-800 для дополнительного приема лосося со ставных неводов и выпуска мороженой рыбы и икры в бочках.
    С открытием Южно-Курильской экспедиции на промысле иваси на всех плавбазах Тралфлота под его руководством был внедрен законченный посол сельди-иваси, получены высокие экономические показатели.
    С приходом современного плавучего завода «Рыбак Чукотки» был командирован на него для освоения совершенно нового производства — выпуска консервов в море. На этом плавзаводе было освоено производство более восьми наименований высокорентабельных консервов и пресервов из сельди-иваси и лосося;
    — во время работы начальником Центральной лаборатории ЦПКТБ Камчатрыбпрома (1984—1991 гг.) оказывал повседневную помощь специалистам баз флотов и рыбокомбинатов побережья, что способствовало внедрению новых технологий и улучшению качества продукции;
    — после реорганизации Производственного объединения «Камчатрыбпром» в акционерное общество, будучи ведущим специалистом хозрасчетной службы «Морепродукт» (1991—1992 гг.), находясь в командировке на СРТМ «Пограничник Змеев», впервые осваивал широкий ассортимент мороженых рыботоваров из трески, палтуса и окуня, добытых ярусным ловом.

    ГОРЕТЬ ВСЕГДА

    В нынешнем году у заместителя начальника базы тралового флота, известного в области человека, Петра Карповича Кривошеева несколько юбилеев: пятьдесят лет от роду, тридцать лет работы в рыбной промышленности, двадцать пять лет совместной жизни с супругой Виталией Михайловной.
    После окончания Тобольского рыбопромышленного техникума в 1947 г. он был направлен на Камчатку, где стал на далеком Олюторском комбинате товароведом «Дальрыбсбыта» — для начинающего работника должность почетная и ответственная. Заниматься приходилось всем: от оценки качества сырца и до отправки готовой продукции потребителю. Молодой специалист получил здесь творческий и трудовой простор, чем не преминул воспользоваться.
    Кривошеев по натуре неугомонный, шустрый, жадный до работы, умеющий, что называется, вкалывать подряд по несколько суток без отдыха. Там, на побережье, он научился трудиться, когда надо, до изнурения и требовать такой же полной самоотдачи от других. Это его постоянное горение было оценено, и комсомольцы рыбоконсервного завода избрали его своим вожаком.
    Сейчас Петр Карпович вспоминает о тех временах с нескрываемым удовольствием. Тогда молодежь в поселке задавала тон всей жизни. Многое делалось руками комсомольцев: они на общественных началах строили клуб и проводили выборы в оленеводческих бригадах, давали концерты художественной самодеятельности и, как тимуровцы, помогали пожилым.
    Кривошеев на первом своем комбинате закалился не только как технолог, но и политически. И что немаловажно, и физически. Он научился подолгу ходить пешком по летней тундре (северяне знают, что это нелегко), ездить на оленях, управлять нартами с собачками. Невысокого роста, он сможет выдержать любую нагрузку, не уступить в длительном напряжении любому гиганту. И сейчас не всякий молодой способен с ним потягаться силенкой.
    Потом Петр Карпович отдавал себя коллективам Усть-Камчатского, Кировского, Крутогоровского комбинатов, которые и по сей день с доброжелательностью вспоминают о нем, и только в 1958 г. его перевели в Петропавловск и назначили главным технологом на городской рыбокомбинат. Позже здесь же он главный инженер. За двенадцать лет его работы комбинат разросся, стал выпускать разнообразные и вкуснейшие рыботовары, которые пользуются у нас столь большим спросом. Немало сил и ума вложил в это и Кривошеев.
    Рос комбинат, рос как специалист и главный инженер. Строились новые цехи, осваивались новые виды продукции — и Кривошеев учился, работал и учился, закончил заочное отделение Владивостокского Дальрыбвтуза (точнее — в 1965 г. Камчатский филиал заочного факультета Дальрыбвтуза. Это был второй выпуск первого камчатского технического вуза. В последующие годы П. К. Кривошеев принимал активное участие в создании кафедры «Технология рыбных продуктов» и технологического факультета, в течение ряда лет являлся председателем Государственной аттестационной комиссии факультета. — Ред.).
    Несколько лет ему довелось трудиться в областном комитете народного контроля. И это тоже отложило на него положительный отпечаток: дало общую эрудицию, знание законов, без чего в современных условиях невозможен хороший руководитель.
    Как отличного и отзывчивого администратора его узнали в Траловом флоте с октября 1974 г. Вот я написал слово «администратор», и будто меня что-то остановило — задумался: по всем статьям оно верно, но как не похож Кривошеев, каким его знаю, на иных администраторов.
    Особенно полно и ярко, мне кажется, он раскрывается в море. То ли потому, что там меньше бумаги и больше живого конкретного дела, то ли из-за того, что вся ответственность за все происходящее ложится на него, Петр Карпович работает неудержимо, как челнок, не давая покоя ни себе, ни людям. Его можно видеть в цехах днем и ночью, и утром, и вечером. Он — сама энергия, фейерверк дельных мыслей и продуманных поступков.
    Мы с ним встречались во многих экспедициях. Помню прошлогоднюю, на иваси. Тогда траулеры и плавбазы флота только осваивали лов и обработку этой ценной рыбы и выпуск из нее деликатесной продукции. Понятно, что экипажи столкнулись с неизвестным, часто возникали технологические и технические проблемы. Кривошеев и его помощник из отдела обработки оказались на высоте. Они помогли каждой плавбазе выйти на нормы, а потом и превзойти их. Экспедиция перевыполнила государственные планы и социалистические обязательства. А в начале юбилейного года в ее коллективе родился призыв — 60 миллионов условных банок пресервов — к 60-й годовщине Великого Октября.
    Стоит в памяти и нынешняя лососевая путина. Конец июня. Плавбаза «Авача». Первые сейнеры с чавычей. На нее, конечно, надеялись, к встрече с ней готовились, но чтобы такое огромное количество сразу привалило, этого никто не ожидал. Да плюс на базе большинство производственного персонала вообще ни разу не видело живого лосося, а уж обращаться с ним тем паче не умело. И Кривошеев с флагманскими специалистами сами взялись за шкерочные ножи и встали за разделочные столы. Они учили работать людей «Авачи», людей «Северного полюса», «Ламута», других плавбаз, учили людей «Географа», «Ратьково», других траулеров-морозильщиков. А когда люди научились, они руководили их действиями, направляли на эффективный и качественный труд. Благодаря самоотверженному труду всех участников экспедиции, она выпустила товарной продукции за неполных да месяца на 23 миллиона рублей.
    Недавно я поинтересовался у Петра Карповича, какие общественные нагрузки он несет. Вот что он ответил:
    — Я окончил университет марксизма-ленинизма, пропагандистский факультет. Много работал в этом направлении везде, где бы ни был. И очень горжусь одной наградой: как лучшему пропагандисту Петропавловского рыбокомбината мне вручили полное собрание сочинений В. И. Ленина. Я им постоянно пользуюсь. Считаю себя пропагандистом на работе и в быту, на берегу, и в море.
    В нынешнем году в семье Петра Карповича произошло еще одно важное событие. Его дочь Марина закончила Камчатский филиал Дальрыбвтуза и теперь работает на Петропавловском рыбокомбинате в коптильном цехе. В том самом коптильном цехе, который строил ее отец. Династия технологов Кривошеевых началась (сейчас в Камчатском государственном техническом университете на технологическом факультете учится уже третье поколение семьи Кривошеевых — внуки Петра Карповича. — Ред.). Горение Кривошеевых продолжается.
    А. Протасенко
    За высокие уловы, 28 августа 1977 г.

    НАСЛЕДСТВО

    «Тогда, в пятидесятые, шестидесятые годы, мы работали так, как призывает нас партия работать сегодня», — говорит мой собеседник. И я знаю, что эти слова — не ностальгическая романтизация прошлого и ушедшей с ним молодости, а чистая правда. Не продолжительностью рабочего дня, не величиной оклада мерили его товарищи и соратники свой труд — делом, и только им.
    …Писать о юбиляре нелегко: запросто можно утопить человека, его жизнь, обычную, далекую от какой-либо парадности и полную не только удачами, в липком елее похвальных словес. Сам-то юбиляр, наверное, не шибко обидится, если журналист его малость перехвалит. Но, говоря об этом человеке, хочется не только поклониться ему за его многолетние труды и заботы, но и осмыслить, насколько это возможно, накопленный им нравственный опыт. Он нам еще пригодится.
    Сорок лет из шестидесяти прожитых Петр Карпович Кривошеев отдал рыбной промышленности. И то, что для нас в ее истории — седая древность, для него часть биографии. Когда в сорок седьмом он, двадцатилетний выпускник Тобольского рыбопромышленного техникума, приехал на Камчатку, наша земля и окружающее ее с трех сторон водное пространство были совсем другими, чем сейчас. Это будущее еще предстояло создавать. И он впрягся в этот тяжелый воз и тянет его по сей день с тем же упорством и беспощадностью к себе, что и четыре десятилетия назад. Внутренняя эта молодость даже на внешности и повадках его отразилась: в его шевелюре, которую он время от времени привычно расчесывает пятерней, нет ни одного седого волоса. Не приобрел он с годами и должностной степенности — «стопами шествовать» не умеет, ходит стремительно, тараня пространство лобастой головой. Проводишь его взглядом и подумаешь с невольной завистью: «Да, старость такого не догонит!..»
    Над его рабочим столом, за которым он, впрочем, без нужды не засиживается, висит портрет Ленина. Ильич смотрит строго, проницательно, в чуть прищуренных глазах вопрос к нам, сегодняшним: «Сумеете ли, выдюжите ли?..» А под портретом ленинская строчка: «Надо пролетарскую трудовую дисциплину довести до самой высокой степени напряжения, и тогда мы будем непобедимы». Именно так работает сам Кривошеев, того же требует и от тех, кто работает рядом с ним. Конечно, это нравится не всем, как не всем нравится трудиться на совесть.
    Петр Карпович — технолог, начальник технологической лаборатории Камчатского филиала Центрального проектно-конструкторского и технологического бюро «Дальрыбы». Были годы, когда технология, застоявшись на достигнутом когда-то уровне, перестала сколько-нибудь заметно влиять на производство и превратилась незаметно в участок, на который хозяйственники смотрели если не косо, то равнодушно. О том, что этот вывод — не преувеличение, можно судить по тому хотя бы, какое здание занимает лаборатория, — этот тесный, ветхий деревянный особнячок не может конкурировать ни с одной из административных построек объединения «Камчатрыбпром». Сейчас отношение к технологам здесь меняется (хочется надеяться, что не только благодаря усилиям Кривошеева, но и новым условиям хозяйствования). Но от «потепления» отношений между руководителями отрасли и людьми, занятыми совершенствованием технологии, до настоящих изменений статуса последних — дистанция немалая.
    Ежегодно лаборатория, кроме производства многих тысяч анализов продукции — химических, радиологических, бактериологических, разрабатывает до полутора десятков новых видов рыбных товаров. А «добро» на выпуск получает из этого числа от силы треть. И то, если удастся пробить новинку через мощные укрепрайоны бюрократической обороны. Только на утверждение цен на консервы из тресковой икры ушло два года! А ведь Госкомцен — лишь одна из многочисленных инстанций, которая имеет касательство к апробации новой продукции. Госстандарт, Минторг СССР и РСФСР, Минздрав, сам Минрыбхоз и ВРПО «Дальрыба» — вот далеко не полный перечень ведомств, каждое из которых, участвуя в дегустационном совете, может наложить вето на новинку.
    Четырежды ездил Петр Карпович в Москву, чтобы доказать этому высокому синклиту: перевод так называемой зубатки, то есть самцов горбуши с начальными нерестовыми изменениями, во второй сорт — нелепость, так как эта рыба по своим качествам ничем не уступает «серебрянке», а материальные потери от этого исчисляются сотнями тысяч и миллионами рублей. Возил он туда и образцы продукции — консервы, соленую. Комиссия рыбу ела, похваливала, но старых инструкций и ГОСТов не отменяла. Почему? Уже после заседания совета один из его участников, представитель Госстандарта (тот самый, что и «провалил» предложение технолога), пояснил свою позицию: «У вас пенсионная книжка на руках? То-то и оно. А мне еще пенсию заработать надо, да желательно бы персональную. Ну, пропущу я вашу идею, а если что потом случится, — с кем делить ответственность прикажете? С начальником какой-то там лаборатории какого-то филиала? Вот если бы впереди вас шли начальник “Дальрыбы”, замминистра, тогда, глядишь, дело бы сдвинулось…»
    Кривошеев, уставший от четырехкратно повторенной попытки доказать очевидное, пообещал приехать в пятый раз с партийным билетом, — чтобы идти на прием в ЦК.
    — Это мое, возможно, последнее большое дело, — суровеет лицом Петр Карпович, — моя лебединая песня. Так что отступать я не намерен.
    Я знаю — от своего добьется, потому что никогда не терпел, если положение, ситуация вступали в противоречие с его знаниями, опытом, здравым смыслом. Если раньше лаборатория ориентировалась в основном на береговые рыбозаводы, то после прихода сюда Кривошеева она, как говорит технолог, развернулась «лицом к флоту».
    — Не контроль — контролеров судовым специалистам и без того хватает, а профилактика забраковок, обучение мастеров лучшим методам ведения производства — вот наша задача, — считает Петр Карпович. — Для этого и идут работники лаборатории в море.
    Результаты заметны. В прошлом году, например, 98,3 % продукции Камчатрыбпрома было выпущено первым сортом — на 1,7 % больше плана. Ущерб от снижения сортности и забраковок снизился по сравнению с предыдущим годом. А количество консервов, переведенное в нестандарт, уменьшилось за этот срок без малого в семь с половиной раз!
    В активе Кривошеева — внедрение прерванного бочкового посола горбуши. Этой деликатесной слабосоленой продукции в прошлом году было выпущено уже 2 400 тонн. «Наверх пошла просьба об утверждении временной технологической инструкции как постоянной. А технология разделки калянусной сельди, до того не поддававшейся обработке: из этого некогда бросового сырья за путину сделано около миллиона условных банок пресервов, 480 тонн селедки засолили». Провели удачный эксперимент с засолом горбуши в контейнерах. За год на предприятиях Камчатрыбпрома внедрено четырнадцать новых норм расхода сырья, что сэкономило объединению более 640 тысяч рублей. Для обкатки новинок, разработанных лабораторией (а их в работе больше тридцати), на Петропавловском рыбоконсервном заводе вновь организуется экспериментальный участок…
    Таков весьма неполный список дел, сдвинутых П. К. Кривошеевым и его коллективом всего лишь за год. Если умножить этот итог на сорок лет его рыбацкого стажа, то полученный результат, думаю, ненадолго разойдется с истиной. Хотя, конечно, работа Петра Карповича мастером-технологом в Пахачах, Усть-Камчатске, Колпаково, Кировском (тринадцать лет он отдал побережью) отличалась от забот главного технолога, затем главного инженера Петропавловского рыбокомбината (здесь он работал также тринадцать лет). И совсем иными стали его обязанности, когда он стал главным технологом Тралфлота.
    Но главное оставалось постоянным все сорок лет — исполнять свою должность (а корень этого слова «должен») в самой высокой степени напряжения. Так он работал, когда искал способ выпуска из малопригодного в свое время минтая пищевой продукции — по сей день радуется душой, когда видит, что мало кто из покупателей уходит из рыбного магазина, не купив хоть баночку соленой минтаевой икры: он первым начинал ее выпуск, сам подбирал технологию. Минтай-безголовка, решить проблему утилизации отходов разделки, — тоже его детище, так же, как и балычок минтая. Талант технолога, сложенный с организаторским даром и с предельно честным отношением к своей работе, — деловая характеристика Петра Карповича Кривошеева, родившегося в год создания Акционерного Камчатского общества и празднующего свой шестидесятый день рождения в канун Дня рыбака…
    Г. Субботин
    Камчатская правда, июль 1987 г.


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес