Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))
  • Воспоминания А. В. Сайко (Сайко Анатолий Викторович (1949))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Сайко Анатолий Викторович (1949):
    все материалы
    1. Воспоминания А. В. Сайко
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
     
    В ЧПОРП Антарктика я пришел по распределению после окончания нашего родного ОМУРП в октябре 1974 года.
    Сразу пришлось идти матросом, т. к. плавценза не хватило для получения рабочего диплома, хотя опыт флотский я уже имел: три года работы матросом на плавдоке на одесском СРЗ-1 и два года работы боцманом на заводском буксире. Но буксир тот списали и порезали со всеми документами.
    Направили меня на СРТМ-1396 "Лунга", только что пришедший из Ленкузницы. Надо было готовить судно в море и догонять РБП "Восток", уже начавший работу в ЦВА. Капитан-кошельковист Гайдаров из Пионерской базы. Опытный и знаменитый. Рыбак от Бога. На промысле он с мостика спускался только в столовую и в гальюн. Спал на построенной за эхолотом лежанке. Четыре месяца мы работали в ЦВА. Хотя пришли позже других СРТМов, но заняли первое место, обогнав знаменитый "Кикинеиз" с капитаном Ивченко, и первыми вошли в порт Одесса к морвокзалу, эскортируя РПБ "Восток". Встреча "Востока" и первой тройки СРТМов происходила очень торжественно, с оркестром и президиумом. Так же, как встречали китобоев. Величественно и волнительно! Нам казалось, что на морвокзале было полгорода людей.
    Конечно, то, что мы вышли на первое место по добыче рыбы, -это заслуга капитана Гайдарова: он умело и, всякий раз удачно и результативно делал заметы невода. И, естественно, учил молодой и "необстрелянный" экипаж, особенно матросов, искусству работы с неводом. Среди матросов я был одним из немногих, кто "умел ходить по палубе", остальные были раньше весьма далеки от флота вообще, а от промыслового -и подавно. Но день за днем, капитан Гайдаров и тралмастер Коля Мосейчук лепили из нас настоящих "добытчиков".
    Однажды заметали около 250 тонн ставриды-блондинки (по информации акустика). Но когда выбрали стяжной трос и стянули кольца, вода в неводе видимым образом "закипела", косяк вдруг ринулся вниз, притопил невод, а потом резко рванул наверх и через притопленные балберы начал уходить из невода. С мостика 3-й штурман Игнат Дузь начал обстреливать невод из ракетницы. Это возымело действие: выход рыбы прекратился и, когда подошел "Восток", мы выгрузили на него около 150 тонн крупной ставриды (красавицы-блондинки).
    Всего четыре месяца работы с РПБ "Восток" запомнились мне на всю жизнь. Всегда приятно приобщиться к большому делу хоть малой толикой.
    Романтика моря и промысла вдохновляла, и написанные мною стихи были весьма популярны среди членов нашего экипажа:
    * * *
    В погоне за романтикой, за призрачной мечтой
    Приходим мы в Атлантику, оставив дом родной.
    Здесь солнце -ярче яркого, здесь ночь -темнее черни.
    Восход -чарует всякого, закат -пейзаж вечерний.
    Но некогда, братва, нам простором любоваться,
    И, хоть манит к себе волна, нельзя нам искупаться.
    В замет выходят "кошельки", словно в атаку на войне.
    Не загорать сюда мы шли, а рыбу дать стране.
    Мы все "на взводе", все в тревоге. Вот-вот завоет вновь "аврал".
    И, на ходу, припомня Бога, рванут ребята по местам.
    Закурят, сигареты вынут и в ожидании застынут,
    Любуясь звездами, луной и "светлячками" за кормой.
    Но, вот команда: "Буи за борт!", команда: "Товсь!", "Пошел, родной!".
    Плавякорь тащит невод за борт, со свистом травится стяжной…
    Замет на "полном", воет "главный", кренится судно, валит с ног…
    И, описав окружность плавно, в воде стеной стал "кошелек"…
    "Закольцевали!.. Рыба наша!.. Акустик, сколько? Доложи!
    Пойдем под базу иль "параша"? Ну хоть примерно нам скажи!"
    Акустик машет: "Все в порядке! Сотняга есть!" -"Ну, молодец!"
    Теперь быстрее "подбираем" и вновь в салон -кино смотреть.
    А иногда устанешь так, что хоть до койки бы добраться,
    И прямо в грязной робе -"шмяк". Куда там -раздеваться!
    И снится парню дом родной, знакомых улиц суета,
    И та, которая весной ему сказала нежно: "Да!"
    Короток сон. Опять "Ти-та…" "Подходит база! Подбираем!
    Готовь концы! Крепить низа! А ну-ка, блоком подвираем!"…
    Ну вот, готово! Закрепили! И с базы приняты концы.
    За стампом стамп, за тонной тонна -сдаем мы рыбу для страны.
    Тяжел коплер -две тонны "с гаком". Полтинник сдал и шкентель break.
    Лезть на стрелу -не булка с маком, когда "штивает" баллов шесть…
    В цеху подвахта на морозке, мы ж на "подсушке" мышцы рвем.
    Здесь всем приходится "не сладко". Вот так мы, братцы, и живем!
    Но если кто когда-то спросит, пойду ли снова в море я,
    Отвечу: "Да" -я, без сомненья, ведь море -это жизнь моя!
    Так оно и произошло: в ЧПОРП "Антарктика" я проработал 20 лет, пройдя путь от матроса до капитана-директора. Много миль пройдено, много воды процежено тралами. Со многими людьми "пересекался" за эти годы. Хорошими и плохими. Хороших людей было больше. Некоторые учили меня. Некоторых я учил. Хотелось бы многих назвать поименно, но всех сразу не вспомнишь и можно обидеть, кого-либо не упомянув.
    А рассказать есть о чем: о просто-таки героических промысловых буднях, когда все мысли и действия направлены только на выполнение плана по добыче и морозке. О том, как траулеры "слетались" на рыбное пятно и "с лета" ставили тралы, расходясь со встречными судами в пятидесяти метрах. О том, как почти "терлись" траловыми досками о доски тралящих рядом судов. О том, как в океане в любую погоду, в любое время суток спускались спасательные шлюпки, чтобы привезти недостающую тару, снабжение или продукты с транспортного рефрижератора или от своего брата-промысловика. О том, как "гонялась" за нами "Флотинспекция" и стреляли по нам марокканские и мавританские сторожевики.
    Но были и часы отдыха. Конечно, при режиме работы 8 через 8 выкроить время для отдыха довольно сложно, но, все же, находились в экипажах энтузиасты-любители. Тогда в каюте появлялась гитара, а то и баян или аккордеон, и слышались песни неизвестных авторов-рыбаков, передаваемые из уст в уста:
    * * *
    Кипит океан, ревет океан,
    Бессменно на вахте стоит капитан.
    И тысячи миль отмеряет бурун за кормой.
    Идем туда, где снова нас ждут
    Рыбацкий неимоверный труд,
    Тобой еще не пройденный маршрут.
    Качнет разок. Потом другой.
    Потом накроет тебя с головой…
    И вот по палубе плещет седая волна.
    Надеемся только на крепость рук,
    На руку друга, спасательный круг
    И молимся, чтобы машина не подвела.
    Здесь вам не на суше, здесь климат иной:
    Идут здесь волны одна за одной,
    За штилем, туманом опять идет ураган.
    И можно свернуть, каньон обогнуть,
    Но мы выбираем трудный путь,
    Опасный, как военная тропа.
    Ловим мы рыбу. Ни шагу назад!
    И от напряженья колени дрожат.
    И сердце готово на клотик бежать из груди…
    Вот трал на борту, ты счастлив и нем
    И только немного завидуешь тем,
    Другим, у которых рыбалка еще впереди.
    Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
    Тот сам себя не испытал.
    Пусть на земле он звезды хватал с небес.
    На суше не встретишь, как ни тянись,
    За всю свою счастливую жизнь
    Десятой доли таких красот и чудес!
    В море мы дома, в гостях на земле.
    Так пусть позавидуют нашей судьбе
    Кто в океан ни разу не выходил.
    В каких бы широтах не плавал моряк,
    В каких бы далеких он ни был морях,
    Всегда он вернется в любимый свой город родной!
    Писатель Леонид Андреев говорил: "Еженощно, созерцая звезды, моряки становятся поэтами и мудрецами. Если бы они могли выразить то, что они ощущают, когда стоят на вахте, где-нибудь под звездами в Индийском океане, под открытыми звездами, они затмили бы Шекспира и Канта".
    А какие умельцы случались в экипажах! Какие замечательные изделия они моделировали, чеканили по меди, гравировали по дереву, резали по кости, писали картины!..
    На РТМ-С "Гарпунер Прокопенко" ребята сами сделали "новус". Это латышское название, а проще -бильярд, но не с шарами, а с шайбами. А еще у нас был настольный теннис. Какие сражения, какие страсти разгорались на пеленгаторной палубе, обнесенной делью, чтобы шарики и шайбы не улетали за борт. Там же, на пеленгаторной палубе, любители-огородники выращивали помидоры. На траловой палубе процветала подсобная свиноферма. Поросят кормили весьма активно для "Дня урожая".
    На РТМ-С "Гарпунер Зарва" образовался любительский музыкальный ансамбль. Ребята играли на всех судовых электроинструментах и неплохо пели. В хорошую погоду на рейде Wallvis Bay, при поездке на шлюпке по хозяйственным делам на другое судно, обязательно "прихватывали" баян, и по рейду далеко разносились русские и украинские песни. На промысле РТМ-С "Гарпунер Зарва" так и называли "251-й поющий".
    Конечно, вся эта самодеятельность была возможна только при хороших производственных показателях. Иначе у экипажа не было бы настроения играть, петь и танцевать.


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес